Новости
Регистрация окончена количество участников 350

Тезисы



Луиш Рапозу (Luís Raposo)
Лиссабонская декларация и будущее музеев

Археолог, эксперт по доисторическому периоду (эпоха палеолита).

С 1980 г. — глава исследовательского департамента (в 1996–2012 гг. — директор) Национального музея археологии (Лиссабон, Португалия).

С 2005 г. — приглашенный профессор Лиссабонского университета (факультет филологии, отделение истории).

1998–2012 — последовательно занимал посты председателя правления, председателя Генеральной ассамблеи и Руководителя ревизионной комиссии Португальской ассоциации археологов. С 2012 года — руководитель ревизионной комиссии Португальской ассоциации археологов. С 2008 г. — член Консультативного совета Португальской национальной комиссии ЮНЕСКО.

С 2008 г. — президент ИКОМ Португалии. С 2010 г. — член президиума Регионального альянса ИКОМ Европы. В 2011–2013 гг. выборный член оценочного комитета стратегического планирования ICOM. В 2014 г. избран членом рабочей группы ICOM по формулировке статутов, внутренних правил, нормативов и методов управления (до 2016 г.).

Организатор международных конференций ИКОМ «Музеи португалоговорящих стран и сообществ» в 2011 г. («Museums of Portuguese Speaking Communities and Countries») и «Государственная политика в отношении музеев во время кризиса» в 2013-м («Public Policies towards Museums in Times of Crisis»). В рамках последней инициативы — соавтор Лиссабонской декларации «Поддержка культуры и музеев как противостояние кризису и залог построения будущего», апрель 2013 г. («Support Culture and Museums to Face the Global Crisis and Build the Future»).

Руководитель археологических экспедиций в долинах рек Тагус и Гвадиана на юго-западном побережье Португалии и окраинах Лиссабона.

Приглашенный профессор и член экзаменационных комиссий в нескольких вузах страны и других стран Европы. Член экзаменационных советов магистратуры и докторантуры вузов Португалии и других стран Европы. Научный руководитель аспирантов, обучающихся по стипендии Фонда Галуста Гюльбенкяна (Galouste Gulbenkian Foundation).

Приглашенный профессор и член экзаменационных комиссий в нескольких вузах страны и других стран Европы. Член экзаменационных советов магистратуры и докторантуры вузов Португалии и других стран Европы. Научный руководитель аспирантов, обучающихся по стипендии Фонда Галуста Гюльбенкяна (Galouste Gulbenkian Foundation).

Лиссабонская декларация и будущее музеев

Глобальный кризис 2008 г. вызвал частичное обрушение мировой финансовой и банковской системы, что привело к негативным последствиям для музейного дела по всему миру. В связи с этим в апреле 2012 г. ИКОМ Европа и ИКОМ Португалия провели в Лиссабоне международную конференцию «Государственная политика в отношении музеев во время кризиса». В конференции приняли участие более 100 экспертов из разных стран, основные дебаты были посвящены состоянию музейного дела в Европе. По окончании конференции главы 6 национальных комитетов ИКОМ Европы (к которым позднее присоединились еще 5 представителей) вместе с главой ИКОМ Европы и президентом ИКОМ подписали общий документ. Так называемая Лиссабонская декларация предназначена для национальных и региональных органов власти, руководящих органов Европейского союза (парламента и комиссии), профессионалов музейного дела и широких слоев населения. Позднее, на заседании Генеральной ассамблеи ИКОМ в Рио-де-Жанейро в августе 2013 г. данный документ получил более широкое толкование и стал основой для принятой единогласно Декларации ИКОМ «Жизнеспособность и устойчивость музеев в условиях мирового финансового кризиса» («Viability and sustainability of museums through the global financial crisis»).

Возможности использования музея как ресурса для развития экономики и общества связаны как с изменениями в музейном деле, так и с воздействием на негокризиса. Были определены три приоритетных направления и 10 задач государственной политики относительно музеев. Первое направление — создание инфраструктуры в сфере культуры, не менее важно, чем в других сферах. В рамках этого направления сформулированы следующие задачи: инвестиции в музейное дело как метод сохранения наследия прошлого для будущих поколений; увеличение процента ВВП, направляемого на проекты в области культуры; стабильное или повышенное финансирование музеев как постоянных культурных инфраструктур, их сообществ и перспектив местного развития. Второе направление базируется на том, что музеям постоянно требуются специалисты, чья деятельность направлена на благо общества и граждан. Здесь должны быть решены четыре задачи: снижение текучести музейных кадров; регулярное обучение сотрудников музеев и повышение их профессионализма; привлечение к работе в музеях молодых профессионалов (например, с помощью различных налоговых льгот). Третий приоритет: призвать все политические силы, особенно — правительства разных стран, стимулировать участие граждан в деятельности музеев. Для этого необходимо решить три задачи: укреплять сотрудничество музеев с помощью культурных мероприятий, проводимых несколькими музеями; поддерживать региональные, национальные и общеевропейские музейные связи; стимулировать благотворительную деятельность, связанную с музеями, включая законодательное освобождение от налогов.

Спустя несколько лет после принятия Лиссабонской декларации пришло время оценить, насколько системная модель, предложенная ею для музеев, была укреплена благодаря государственной политике. Или же — насколько кризис (как инструмент) изменил социальные обязательства относительно музеев, ослабил государственные субъекты и услуги, что происходит на фоне неолиберального пересмотра социальных функций национальных государств.

ikonka_pdf

Скачать


Вим де Вос (Wim De Vos)
Музеи и политика: как резолюции Генеральной Ассамблеи ИКОМ (1947–2013) формируют условия для настоящей и будущей деятельности

Родился в городе Мешелен в Бельгии в 1965 г.

Защитил диссертацию по истории литературы, направление «Семиотика».

Заведовал отделом выставок и образования в Королевской библиотеке Бельгии и руководил отделом коммуникаций в Музее естественных наук в Брюсселе.

В настоящее время старший советник по коммуникациям и музейному делу в Федеральном министерстве науки и образования Бельгии.

Ранее занимал должность председателя ИКОМ Бельгия и подкомитета ИКОМ Бельгия — Фландрия. В настоящее время входит в состав жюри премии «Лучший музей Европы», член Исполнительного совета ИКОМ.

На любом посту Вим де Вос проявлял особый интерес к сближению наследия и (широкой) аудитории музеев. С этой целью он проводил инициативы и учреждал партнерства, которые должны были расширить понимание общественностью деятельности музеев по сохранению наследия и способствовать ее участию в этом процессе. Вим де Вос популяризует инициативы, призванные подчеркнуть роль исторического наследия в устойчивом развитии общества.

Музеи и политика: как резолюции Генеральной Ассамблеи ИКОМ (1947–2013) формируют условия для настоящей и будущей деятельности

С 1947 г. Генеральная Ассамблея ИКОМ, которая собирается раз в три года, принимает резолюции, где не только отражается дух времени, но и представлена удивительная созвучность всех выводов, адресованных профессиональному сообществу и внешнему миру.

В первые десятилетия существования ИКОМ зачастую руководствовался целями ЮНЕСКО, рассматривая свою деятельность в контексте международных конвенций по сохранению культурного и природного наследия, образования и т. д. С самого начала ИКОМ подчеркивал роль музеев и наследия в формировании взаимопонимания. Именно в этом ИКОМ черпал вдохновение для своей деятельности по выработке стандартов и мер сохранения музейных экспозиций, поддержанию профессионального уровня и обучению кадров, а также обмену специалистами и инфраструктурой, координации международной деятельности. ИКОМ также сотрудничал с ЮНЕСКО, совершенствуя определенные специфические действия по сохранению культурного наследия и его популяризации в мировом масштабе.

Музеи давно считаются важными факторами развития и отдельных регионов, и целых стран. Многие исследователи уже неоднократно подчеркивали роль определенных видов музеев в экономическом развитии, в сохранении природного и культурного наследия. Учитывая пользу, приносимую обществу музеями, ИКОМ выступает за объединение нематериальных ценностей (среди них — гражданская позиция, культура, образование, сохранение находящихся под угрозой исчезновения предметов культурного, нематериального и природного наследия и традиций, социальная гармония, улучшения качества жизни) и материальной выгоды (вклад в развитие туризма, экономики и искусства).

Несмотря на периодическую публикацию подобных новаторских программ, ИКОМ всегда подчеркивает важность охвата широкой аудитории, даже той, которая не посещает музеи. В связи с этим можно наблюдать, как с течением времени акцент в данных резолюциях смещается с работы с правительствами или регионами на работу с сообществами.

Начиная с этических основ приобретения экспонатов, последующая серия резолюций также проиллюстрировала растущую роль этики музейного дела и автономии музеев, вплоть до полной независимости музеев и их работников. В своих связях с правительствами и международными организациями ИКОМ и его национальные комитеты подчеркивают важность государственного финансирования музеев. Одновременно создаются условия для сотрудничества с корпоративными музеями.

В своем докладе мы возвращаемся «к источникам», но хотим вкратце напомнить и об основополагающих ценностях ИКОМ. Мы хотели бы проследить роль этих ценностей относительно государств, международного сообщества, музеев и граждан стран. Интерес к этим ценностям не иссякнет никогда. Именно поэтому резолюции ИКОМ — идеальная основа для исследования современных взаимосвязей музейного дела и политики.

ikonka_pdf

Скачать


Кристиана Янеке (Kristiane Janeke), Линда Норрис (Linda Norris), Катрин Хике (Katrin Hieke), Ирина Валентиновна Чувилова
«Музеи, политика и власть: опыт международного диалога». Использование социальных медиа в рамках подготовки и проведения конференции ИКОМ

Кристиана Янеке (Kristiane Janeke), доктор наук, Германия

Изучает историю и славистику в Бонне, Берлине и Москве.

С 2008 г. работает внештатным историком, куратором, консультантом по вопросам музеев и менеджером в сфере культуры.

Работала над проектами на международных выставках и в музеях Берлина, Карлсруэ, Дрездена, США и России, в 2006–2008 гг. — директор Германо-российского музея «Берлин-Карлсхорст».

В 2010–2013 гг. работала в Минске (Беларусь).

Исследовала межкультурные коммуникации и культурный обмен между Россией и Германией.

Линда Норрис (Linda Norris), США

Независимый профессионал музейного дела. Сфера основных интересов — формирование убедительных экспозиций, улучшение профессиональной практики, умение слушать сообщества. В соавторстве с Рейни Тисдейл (Rainey Tisdale) написала книгу « Творческий подход в музейной практике» (Creativity in Museum Practice, Left Coast Press, 2013). Принимала участие в различных интерпретирующих проектах и развивала возможности обучения для работников музеев и культурных организаций США, Канады и Европы, в т. ч. Американской ассоциации государственной и региональной истории, фонда Connecticut Humanities, Ассоциации исторических промыслов Ньюфаундленда и туристического агентства Context Travel. В 2009 и 2010 гг. была стипендиатом программы Фулбрайта на Украине, где продолжает сотрудничать с музеями. Линда ведет блог The Uncataloged Museum для широкой аудитории и является представителем от США в группе трех стран-организаторов проекта в области социальных медиа «Музеи, политика и власть».

Катрин Хике (Katrin Hieke), член Президиума ИКОМ Германия, Германия
Катрин Хике изучала археологию, культурную антропологию и менеджмент в сфере искусств. В качестве независимого специалиста и консультанта по музейному делу работает над разнообразными проектами, включая выставки, организацию международных сетей музеев и маркетинговые программы в сфере музейного туризма. Также выступает с лекциями на международных конференциях и семинарах и обучает молодых специалистов в сфере культуры.

Ирина Валентиновна Чувилова, Россия

Кандидат исторических наук. Член Международного совета музеев (ИКОМ, ИКОФОМ). Член Научного совета по музеям Института истории Сибирского отделения РАН (Новосибирск). Эксперт конкурса музейных мемориальных проектов фонда «Александр Невский». Окончила Российский государственный гуманитарный университет (кафедра музеологии, Москва). С 1994 г. — научный сотрудник, с 2005 по 2014 гг. — заведующая сектором музейной энциклопедии Российского института культурологии (Москва). В настоящее время руководит отделом организационно-методической деятельности ГБУК РО «Информационно-аналитический центр культуры и туризма».

Один из авторов-составителей издания «Российская музейная энциклопедия» (2001; 2005). Член авторского коллектива учебного пособия «Основы музееведения» (2005; 2008; 2013), руководитель авторских коллективов проектов: «Словарь актуальных музейных терминов» (2009), сборника документов и материалов «Музееведческая мысль в России XVIII–XX веков» (2011). Автор более 70 публикаций по музееведению в отечественных и зарубежных изданиях. С 2011 г. — руководитель исследовательской группы по изучению музейной аудитории и проведению обучающих семинаров по данной теме. Ответственный редактор ежегодника «Новации в музейном мире».

Сфера профессиональных интересов связана с исследованиями в области истории и теории музейного дела, с региональными музейными исследованиями.

«Музеи, политика и власть: опыт международного диалога». Использование социальных медиа в рамках подготовки и проведения конференции ИКОМ

Проект с использованием социальных медиа — «Музеи, политика и власть: опыт международного диалога» — помог нам совершить своеобразный прорыв. Благодаря ему мы смогли организовать многоканальную дискуссию о социальных медиа в рамках международной конференции ИКОМ. Мы начали с конференции с участием трех национальных комитетов ИКОМ, однако интерес к данной теме является поистине глобальным. В докладе мы рассмотрим проект с момента возникновения его замысла до проведения самой конференции, а также обсудим следующие вопросы:

  • Какие темы вызвали самое активное обсуждение? Это конкретные вопросы повседневной жизни наших коллег, проблема управления, а также более общие вопросы транснациональных и межкультурных аспектов отношений в области музейного дела в прошлом, настоящем и будущем.
  • Можно ли создать безопасное дискуссионное пространство, когда страны-участники находятся в условиях войны?
  • Какую роль могут играть музеи и другие организации по сохранению наследия в подобном диалоге?
  • Повысил ли данный процесс общую ценность конференции?
  • Какие выводы, сделанные в проекте, могут быть интересны ИКОМ и его национальным комитетам? И как это способно помочь в формировании будущих проектов?
  • Наши крупнейшие победы и неудачи с точки зрения четырех участников команды проекта и аудитории.
  • Другие вопросы: как многонациональная команда может эффективно работать и общаться? (и какие интернет-инструменты этому способствуют?) Может ли многоязычный проект привлечь тех пользователей, которые хотят ознакомиться с мнениями на иностранных языках?
  • Как нам удалось сформировать интерес к проекту с помощью множества каналов социальных медиа?

С какими преимуществами и сложностями мы столкнулись, пытаясь убедить наших зарубежных коллег написать посты в блоге? Насколько широкую аудиторию музеев в глобальном масштабе нам удалось охватить, и в чем состояли сложности?

ikonka_pdf

Скачать


Владимир Толстой

Окончил факультет журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

В 1982–1992 гг. работал в журнале «Студенческий меридиан». С 1988 г. — член Союза журналистов СССР.

1993–1994 гг. — ведущий эксперт Министерства культуры Российской Федерации.

В 1994 г. был назначен генеральным директором Государственного мемориального и природного заповедника «Музей-усадьба Л. Н. Толстого "Ясная Поляна"»

С 1997 г . — председатель Центрального совета Ассоциации музейных работников регионов России. Эта организация объединяет свыше 500 музеев из 30 регионов России и представляет Россию в NEMO («Сеть европейских музейных ассоциаций»).

С 2009 г. — президент Российского комитета Международного Совета музеев (ИКОМ России).

В течение нескольких лет был председателем Общественной палаты Тульской области и членом Общественной палаты Российской Федерации. Организатор съездов потомков Л. Н. Толстого в Ясной Поляне и учредитель фонда «Наследие Л. Н. Толстого». Учредитель ежегодных Международных Писательских встреч в Ясной Поляне.

23 мая 2012 г. назначен советником Президента Российской Федерации. Заслуженный работник культуры Российской Федерации, награжден Орденом Дружбы.

ikonka_pdf

Скачать


Герман Шафер (Hermann Schaefer)

Профессор, сфера научных интересов — экономическая и социальная история. Преподает в Университете Фрайбурга, Почетный профессор Технического университета Карлсруэ.

Основатель и Президент Музея и Фонда «Дом истории Федеративной Республики Германия» (Haus der Geschichte der Bundesrepublik Deutschland) с отделениями в Бонне, Лейпциге и Берлине, обладатель премии «Лучший европейский музей Европы» 1995 г.

Бывший генеральный директор по культуре и массовым коммуникациям, ведомство федерального канцлера Германии, заместитель министра.

Соучредитель, советник, член жюри Европейской музейной академии. Бывший член жюри Европейского музейного форума, обладатель премии «Европейский музей года» и премий ИКОМ Германия.


Цель программы — обратить внимание на «все аспекты взаимодействия музеев и власти, от государственной политики до проведения выставок и внутренней работы музеев». Эту задачу я хотел бы решить, сконцентрировавшись на противоречиях и нелогичности отношений между музеями и органами власти:

Ø Учитывая тему конференции, определение музеев, данное ИКОМ, кажется странным: в нем не упоминается политика и власть. Неужели музеи претендуют на деятельность вне политики? Конечно, нет. Однако они склонны игнорировать власть, хотя во многом зависят от ее решений. Музеи Германии как будто ограждены неким щитом свободы науки. Им следует действовать на упреждение проблем, связанных с влиянием политики. Возможно, в Германии ситуация даже сложнее, чем в других странах, поскольку там существует три уровня власти (федеральный уровень, уровень федеральной земли и уровень муниципалитетов).

Ø Форма правления в нашем государстве — парламентская демократия, неотъемлемой частью которой является участие в выборах. Почему же в них не принимают участие люди с любым уровнем образования? Поскольку музеи отвечают нуждам широкой публики, они могут привлечь ее внимание к политике.

Ø Власть ожидает от музеев хорошего качества работы, но определение критериев эффективности музеев не входит в ее компетенцию. Музеям предпочтительней самостоятельно устанавливать для себя четкие критерии эффективности. Организационные, консультационные и надзорные советы помогут достичь лучших результатов.

Ø Власть стремится создавать новые музеи, а существующие организации считают их конкурентами и часто завидуют им. Музеям необходимо найти новые способы сотрудничества.

Ø В вопросе финансирования интересы власти и музеев расходятся. Отсутствие средств не является оправданием, а способствует поиску смелых неординарных творческих решений. Для противостояния политикам необходимо большое мужество.

Ø В случае внешнеполитических конфликтов международные интересы музеев и власти могут противоречить друг другу. Музеи должны быть достаточно решительными и смелыми и развивать международные отношения даже в такое сложное время.

ikonka_pdf

Скачать


Салли Еркович (Sally Yerkovich)
Есть ли будущее у музейной этики?

Салли Еркович имеет степени магистра и доктора культурной антропологии (специализация — этнография и фольклор) Университета Пенсильвании и обладает более чем 25-летним опытом работы в крупных проектах ведущих американских научных заведений. Среди них: Национальный гуманитарный фонд, Национальный фонд искусств, Историческое общество Нью-Джерси, Музей Саут Стрит Сипорт, а также Музей африканского искусства. С 1996 г. Салли сотрудничает на международном уровне с руководителями культурных организаций Юго-Восточной, Центральной и Восточной Европы. Цель этой работы: обмен наиболее эффективными практическими методами, поддержка неформального обучения и продвижение социальной справедливости.

Сегодня доктор Еркович является директором Института музейной этики и приглашенным преподавателем в Университете Сетон Холл. Кроме того, она работает над книгой о музейной этике. Салли — приглашенный преподаватель магистерской программы «Лидерство в музейном деле» в колледже Банк Стрит (Нью-Йорк), а также независимый консультант многих некоммерческих и образовательных организаций. Еркович — единственный представитель США в Комитете по этике Международного совета музеев. Ранее возглавляла Фонд искусств и культуры, волонтерскую организацию, чья деятельность направлена на поддержку развития гражданского общества путем обмена опытом с культурными организациями в странах бывшего соцлагеря. Еркович выступала с лекциями перед представителями культурной общественности в России, Чешской Республике, Республике Корея, Финляндии и Ирландии.

Салли Еркович была первым президентом Центра памяти жертв 9/11 (2005–2006 гг.), гуманитарной и образовательной организации Ассоциации семей жертв 11 сентября. Он был открыт на месте разрушенного Всемирного торгового центра в сентябре 2006 г. Еркович разработала новаторскую волонтерскую программу — пешеходный маршрут, набрала основной персонал, а также привлекла средства для открытия и начала деятельности Центра.

С 1997 по 2005 гг. Салии Еркович была президентом и председателем Исторического общества Нью-Джерси.

Доктор Еркович опубликовала целый ряд статей и обзоров в американских и международных печатных изданиях, специализирующихся на антропологии, истории и музейном деле. На протяжении шести лет была членом Национального комитета США в Международном совете музеев, а также являлась президентом Совета музейной антропологии. Также состояла в Совете Американской ассоциации музеев, Исполнительном совете Американской антропологической ассоциации, Совете аффилированных организаций Американской ассоциации музеев, Попечительском совете Комитета по искусству Ньюарка. Сегодня Салли Еркович является членом Совета Музея «Мерчантс Хаус».

Есть ли будущее у музейной этики?

Весной 2011 года Институт музейной этики Университета Сетон Холл начал дискуссию с Центром будущего музеев при Американском альянсе музеев относительно музейной этики в Соединенных Штатах. В результате дискуссии было достигнуто понимание того, что этика, как и другие культурные ценности, со временем изменяется. Также было интересно отметить, как именно менялись музейные практики в результате развития мировой экономики в условиях существующих и ожидаемых демографических перемен, влияния новых технологий и повышения экологического сознания. Было отмечено, что этические принципы, которыми руководствовались профессионалы музейного дела еще 10 лет назад, сегодня вполне могли измениться, и будут меняться коренным образом в течение ближайших 10–25 лет.

Мы знаем, что работники музеев принимают решения, постоянно учитывая этические аспекты. Поэтому участники дискуссии пришли к выводу, что подобные аспекты обсуждаются только в период кризисов и необходимо выявить проблемы этического характера, требующие обсуждения в конструктивном, ориентированном на будущее ключе. Было решено, что следует прибегнуть к технологии прогнозирования тех или иных проблем для их последующего решения. Прогнозирование — это инструмент, с помощью которого выполняется оценка или создается картина того, как будет выглядеть будущее.

В дискуссии участвовали около 200 музейных работников: молодые специалисты, ведущие эксперты, преподаватели, административный персонал, специалисты по связям с общественностью и привлечению средств и высшее руководство. Также к участию были привлечены профессионалы из смежных областей – библиотекари, архивариусы, адвокаты, футурологи, журналисты и специалисты по этике. 79 человек согласились принять участие в работах по прогнозированию, которые будут проводиться в онлайн-режиме. Кроме того, к исследованию были приглашены свыше 100 представителей общественности, которые могут внести свой вклад на разных этапах данного проекта.

Прогнозирование определило пять приоритетных вопросов для американских музеев в ближайшие 10–25 лет. Среди них: доступность и разнообразие; конфликт интересов; контроль контента; коллекционирование и вывод из фондов, а также прозрачность и подотчетность руководства, оперативного управления и финансов.

В данной работе будут кратко рассмотрены результаты этого общенационального исследования с акцентом на контроле контента (включая цензуру и кураторские (музейные) полномочия), а также на глобальном значении полученных научных результатов.

ikonka_pdf

Скачать


Тая Вовк ван Гаал (Taja Vovk van Gaal)
Дом европейской истории — новый музейный проект в сердце Брюсселя

Руководитель Команды академических проектов, Дом европейской истории, компания DG Communication, Европейский парламент. Историк и социолог, музейный консультант.

В 1979 г. окончила Люблянский университет в Словении. Училась и работала в качестве куратора современной истории, а также в области культурного и проектного менеджмента.

Директор Городского музея Любляны. Руководила реализацией крупнейшего инвестиционного проекта в сфере городской культуры, включавшего обновление музейного пространства, а также подготовку постоянной экспозиции. Автор множества публикаций и куратор ряда выставок, член правления различных национальных и международных профессиональных организаций, а также президент Совета музеев Министерства культуры Словении. С 2006 по 2010 гг. — глава отдела поддержки Европейского культурного фонда. С 1999 по 2011 гг. также была членом жюри ежегодной премии «Лучший музей Европы» и членом Попечительского совета Европейского музейного форума, а также членом правления культурного онлайн-портала Europeana.

Дом европейской истории — новый музейный проект в сердце Брюсселя

Профессор Ханс-Герт Пёттериг (Hans-Gert Pöttering), глава Европарламента в 2007–2009 гг., в своей речи при вступлении в должность предложил создать «точку отсчета для истории и для будущего, откуда начнет развиваться концепция европейской идеи». Его слова послужили отправным пунктом для основания Европарламентом Дома европейской истории и стали темой многочисленных дискуссий и академических исследований.

Социалист Мартин Шульц (Martin Shultz), нынешний председатель Европарламента, поддерживает инициативу своего предшественника-консерватора. По его словам, данный «проект является важным примером того, как демократическая система выстраивает свои отношения с прошлым». Подобная единая позиция политиков с разными взглядами свидетельствует о широком политическом консенсусе, который с самого начала был достигнут относительно нового музейного проекта.

Но данный консенсус, основанный на решении создать пространство, где будут сосуществовать память о европейской истории и текущий процесс евроинтеграции, не означает, что в толковании самой истории существует единство мнений.

Чтобы обеспечить главный принцип существования Дома, были созданы два консервативных органа, Попечительский совет и Академический комитет. Этот принцип заключается в том, что в рамках данного проекта политики играют роль координаторов демократических дебатов, в то время как историки и кураторы выступают в качестве источника знаний и толкований истории Европы.

Чтобы новый европейский музей отвечал всем стандартам демократии, к его работе были привлечены еще три мощные группы влияния. Во-первых, это представители гражданского общества Европы из различных социальных слоев. Во-вторых, профессиональное музейное сообщество, предоставившее музею ценные экспонаты из разных коллекций, и в-третьих — представители научного мира, которые тщательно контролировали развитие проекта.

Три года продолжались работы по разработке контента и выставочного дизайна с участием как собственных, так и приглашенных экспертов. И совсем скоро экспозиция откроется в обновленном здании Eastman в парке Леопольда.

Данное исследование рассматривает историю создания Дома европейской истории в контексте главной темы конференции — «Музеи и политика». Также в исследовании будет рассмотрена и тема «Музеи и сохранение наследия» в рамках вышеуказанного институционального и политического контекста.

ikonka_pdf

Скачать



Манфред Наврот (Manfred Nawroth)
Европейская поддержка институционального развития музеев

В 2001–2010 гг. и с 2012 г. по настоящее время — куратор Музея доисторического периода и древней истории, Государственные музеи Берлина, Фонд Прусского культурного наследия (Museum für Vor- und Frühgeschichte, Staatliche Museen zu Berlin — Preußischer Kulturbesitz). С 1993 по 2001 гг. Манфред Наврот занимал должность археолога в Германском национальном музее в Нюрнберге. В Музее доисторического периода и древней истории он преимущественно занимается организацией и проведением выставок, мероприятий и научных программ с участием партнеров из Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии.

В 2010–2012 гг. доктор Наврот работал постоянным консультантом инициативы ЕС Twinning в рамках проекта «Поддержка институционального развития Национального музея Грузии» в Национальном музее Грузии в Тбилиси. Он координировал и направлял развитие проекта с грузинскими партнерами, организовал визиты более 30 экспертов Фонда Прусского культурного наследия. Целью таких визитов была поддержка деятельности Национального музея Грузии в области планирования и строительства, превентивной консервации, перемещения коллекций, кадровой политики, планирования финансирования и бюджетирования, правовых аспектов, образовательных программ, связей с общественностью и т. д.

С 2012 г. Манфред Наврот также является исполнительным директором Ассоциации археологов Германии (DVA).

Европейская поддержка институционального развития музеев

Уже многие годы Европейский союз реализует программы Восточноевропейского партнерства. Программа TWINNING — еще один инструмент, который обычно используется для формирования партнерских отношений между органами государственного управления стран-членов ЕС и аналогичными органами стран, являющихся действующими или потенциальными кандидатами на вступление в ЕС или включенных в сферу Европейской политики соседства. ЕС продвигает и использует инструментарий проектов Twinning для укрепления, реформирования и дальнейшего развития общественных институтов стран-партнеров. В рамках этих проектов от одной из стран-участников ЕС назначается постоянный консультант программы Twinning для работы в соответствующем учреждении страны, где реализуется проект. На консультанта возлагается обязанность по общей реализации и координации проекта при поддержке экспертов, участвующих в проекте не на постоянной основе. С июня 2010 г. по сентябрь 2012 г. первый проект Twinning в области культуры — «Поддержка институционального развития Национального музея Грузии» — был реализован совместными усилиями Фонда Прусского культурного наследия и Национального музея Грузии в Тбилиси (Грузия).

Национальный музей Грузии был основан в 2004 г. Он объединяет 10 крупных музеев Тбилиси и областей, а также два научно-исследовательских института. Цель проекта — институциональное развитие этого музейного объединения. За время реализации проекта Грузию посетили почти 40 экспертов из Берлина, которые провели консультации и семинары для грузинских коллег. Задачи проекта Twinning: создание Центра по реставрации и консервации, улучшение практики превентивной консервации, реализация пилотного проекта по перемещению экспонатов коллекции и введение ряда стандартов в области финансирования и планирования проектов, кадровой политики, PR-стратегий и т. п.

В рамках проекта европейские стандарты музейного дела были применены в избранных областях страны благодаря сотрудничеству двух культурных институтов национального значения. Важно отметить, что в ходе реализации проекта было создано реальное партнерство, а грузинские партнеры внедрили многие практики и стандарты деятельности. С точки зрения Брюсселя данный проект Twinning был очень успешным. Он предлагает новые возможности сотрудничества между культурными учреждениями стран ЕС и стран сферы Европейской политики соседства. Он помогает глубже понять проблемы и потребности различных учреждений, а также указать им путь в модернизированное будущее.

ikonka_pdf

Скачать


Да Кун (Da Kong)
Культурная дипломатия Китая на примере выставки «В поисках бессмертия: сокровища гробниц династии Хань»

В настоящее время я учусь на третьем курсе докторантуры Школы исследований музейного дела при Университете Лестера в Великобритании. Моя кандидатская диссертация посвящена китайской культурной дипломатии и практике выставочного обмена с британскими музеями, в частности в XXI веке. Задача моего исследования: подробно изучить, как подобная практика способствует развитию культурной дипломатии Китая, преимущественно путем формирования внешнеполитического имиджа страны. Также диссертация призвана выявить конкретные преимущества, которые китайские музеи получают от недавно принятой правительством страны концепции «мягкой силы» и ее культурного проявления как внутри страны, так и за рубежом. Ранее я уже проводила аналогичное, хотя и менее масштабное исследование, на соискание степени магистра этого же университета. Я обучалась в Университете Фудань в Шанхае по бакалаврской программе в области музейного дела и получила диплом этого университета по специальности «Дипломатия». Именно в Китае сформировался мой интерес к взаимосвязи музейного дела и культурной дипломатии. В Шанхае я два года работала над вопросами реставрации и консервации керамики. Кроме того, я прошла несколько стажировок, в том числе как волонтер, в китайских и британских музеях. Это был очень важный опыт для понимания сходства и различия в организации музейного дела обеих стран, а также методов коммуникации между музеями.

Культурная дипломатия Китая на примере выставки «В поисках бессмертия: сокровища гробниц династии Хань»

В последнее десятилетие использование Китаем концепции «мягкой силы» вызвало значительный интерес, отчасти благодаря широкому освещению художественных выставок, организованных при содействии китайского правительства в западных музеях. Правительство Китая использует подобные выставки в политических и дипломатических целях, тем не менее этот факт почти не изучался.

Художественные экспонаты, предоставляемые китайскими музеями в рамках выставочного обмена, должны получить официальное одобрение организации, действующей от имени правительства Китая. Культурные объекты распределены по трем категориям, причем в отношении экспонатов первой категории действует ограничение по доле их включения в каждый выставочный обмен. Если процент превышает установленное значение, необходимо специальное разрешение Государственного совета. Такие механизмы позволяют Китаю в определенной степени контролировать суть любого выставочного обмена, независимо от того, кто является его организатором: зарубежный музей, где проходит выставка, или предоставляющий экспонаты китайский музей. Бесспорно, что с помощью таких обменов китайское правительство старается донести до зарубежной общественности определенные идеи. Но было бы неправильным утверждать, что китайские власти выступают «сценаристом» таких выставок.

Выставка «В поисках бессмертия: сокровища гробниц династии Хань», проведенная в музее Фитцуильяма в Кембридже в 2012 году, совпала с 40-летием установления полных дипломатических отношений Китайской Народной Республики и Соединенного Королевства. Кроме того, выставка проходила в год проведения Олимпийских игр в Лондоне. Такие знаковые совпадения способствовали уверенности китайской стороны в том, что Китаю представилась прекрасная возможность стимулировать интерес к национальной культуре. В то же время инновационный кураторский подход, предложенный музеем Фитцуильяма, подтолкнул Государственный совет Китая к принятию исключительного плана. Неотъемлемой частью данного сотрудничества в области культуры стали не заметные сразу политические и дипломатические последствия. Настоящий доклад исследует эти последствия в свете их влияния на культурную дипломатию Китая, проводя анализ организации и переговоров о выставке, кураторства и освещения выставки в СМИ. Вывод: китайское правительство полностью осознает дипломатическую ценность зарубежных выставок, но тем не менее предоставляет музеям значительную свободу в формировании экспозиций. Таким образом, правительство КНР скорее способствует проведению художественных выставок, нежели использует их в директивных, инструменталистских или пропагандистских целях своей культурной дипломатии.

ikonka_pdf

Скачать


Михаил Аркадьевич Брызгалов
Мягкая сила русской музыкальной культуры

Директор Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки (Москва).

Родился в 1964 г. в Саратове. В 1990 г. окончил Саратовскую государственную консерваторию им. Л. В. Собинова (1990).

В 2001 г. прошел обучение по программе профессиональной переподготовки в Поволжской академии государственной службы по специальности «Государственное и муниципальное управление».

Свою трудовую деятельность Михаил Брызгалов начал преподавателем в Центральной детской музыкальной школе г. Саратова, затем преподавал в Саратовском музыкальном училище. В 1994 г. был назначен на должность директора симфонического оркестра Саратовской областной филармонии. Все эти годы М. Брызгалов успешно совмещал творческую работу с административной деятельностью. В 1990 г. создал ансамбль духовых инструментов «САРАТОВ-БРАСС», который является постоянным участником городских и областных праздников и других мероприятий.

В 1998 г. М. Брызгалов был назначен консультантом по международным программам в области культуры и искусства комитета культуры администрации г. Саратова. В декабре 2001 г. назначен директором Саратовской областной филармонии им. А. Шнитке, в мае 2002 г. был избран председателем Совета Ассоциации концертных организаций Поволжья. 2 апреля 2003 г. был назначен министром культуры Саратовской области.

С 2008 г. — директор федерального государственного учреждения культуры «Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки».

Мягкая сила русской музыкальной культуры

Концепцию «мягкой силы» американский политолог Гарвардского университета Джозеф Най (Joseph Nye) разработал еще в 1980-х гг. Однако только сегодня она стала одной из доминирующих теорий внешней политики и дипломатии Российской Федерации, превзойдя прежние методы военного и экономического влияния, которые объединены в понятии «твердая сила». Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в своем обращении в рамках «часа правительства» в Совете Федерации Федерального собрания Российской Федерации в Москве 18 декабря 2013 г. отметил: «Мы продолжаем активную целенаправленную работу по совершенствованию и модернизации инструментария внешней политики для более эффективного использования современных средств реализации внешнеполитических приоритетов, включая экономическую дипломатию, задействование возможностей "мягкой силы", информационное сопровождение международной деятельности».

Как следует из приведенной цитаты, российская политика и дипломатия все чаще используют методы «мягкой силы» для достижения желаемых результатов. Согласно теории Дж. Ная у данной концепции есть три главных компонента: культура, политическая идеология и внешняя политика. Конечно же, неслучайно, что культура занимает первое место.

Настоящий доклад, посвященный сближению музейного дела и внешнеполитической деятельности, призван показать следующее. Во-первых: каким образом наследие материальной и художественной культуры страны может стать новым ресурсом лидерства в условиях глобализации современного мира. Второе: как с помощью культурного потенциала можно укрепить авторитет государства, и третье: какие новые возможности открываются для реализации национальных интересов путем организации и проведения международных выставок, концертов и образовательных проектов.

При подготовке доклада был использован практический международный опыт Государственного центрального музея музыкальной культуры имени М. И. Глинки (Москва, Россия), в частности важнейшие проекты, реализованные совместно с международными организациями, учреждениями и музеями. Основное внимание в докладе уделено сотрудничеству с ведомственными организациями Министерства иностранных дел Российской Федерации: Федеральным агентством по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) и Комиссией Российской Федерации по делам ЮНЕСКО.

ikonka_pdf

Скачать


Элизабет Варнер (Elizabeth Varner)
Изменение Закона США об иммунитете иностранных государств применительно к объектам культурного наследия, предоставляемых зарубежными музеями в рамках выставочного обмена

Исполнительный директор Национального художественного музея спорта. Также занимает должность адъюнкт-профессора в Школе права им. Роберта Маккинни Университета Индианы, является одним из главных редакторов издания «Культурное наследие и искусство» (Cultural Heritage & Arts Review) и вице-президентом Законодательного комитета по сохранению культурного наследия.

Варнер получила степень бакалавра по истории искусства Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, степень магистра в Колледже искусств и дизайна Коркоран Смитсоновского Института и степень доктора права в Школе права Тулейнского университета. Также она прошла обучение по программам искусств и бизнеса в Институте искусств Сотбис, американского декоративного искусства в Институте Винтертур (зимний семестр) и в Ньюпортской летней школе Викторианского общества. Ранее работала по стипендии Форума антиквариата фонда колонии Вильямсбург, была главным редактором Тулейнского журнала технологии и интеллектуальной собственности и занимала должность директора Комиссии по сохранению исторического музея-заповедника Стенли-Каунти.

Доктор Варнер многократно выступала с докладами и публикациями по теме законодательства в области культурного наследия, международного и военного права, практике арбитража и руководства музеями.

Изменение Закона США об иммунитете иностранных государств применительно к объектам культурного наследия, предоставляемых зарубежными музеями в рамках выставочного обмена

Пренебрежение защитой, предоставленной согласно Закону 1965 г. о защите собственности от судебного ареста (1965 Immunity from Seizure Act (IFSA)) в делах «Магнесс против Российской Федерации» 2000 г. и «Малевич против Города Амстердама 2005 г.», доказало существование открытой угрозы культурному обмену как методу внешней политики, противопоставив интересы США и зарубежных стран. В обоих делах (Магнесс и Малевич) суд разрешил истцу отличать иммунитет от судебного ареста культурных ценностей (согласно IFSA) от иммунитета от судебного разбирательства. Помимо выяснения, что IFSA не защищал организации, предоставляющие культурные ценности, от судебного разбирательства, суд также установил, что предоставление США произведения является актом коммерческой деятельности, а не суверенитета и распространяется с некоторыми ограничениями на иностранное суверенное лицо, находящееся под действием Закона об иммунитете иностранных государств (Foreign Sovereign Immunity Act, FSIA), в связи с чем зарубежные музеи теряют иммунитет от судебного разбирательства. Признавая, что защита, предоставляемая суверенным иностранным музеям, участвующим в обмене, подорвана, Разъяснительный закон о правовом иммунитете объектов иностранного культурного обмена был в ускоренном порядке одобрен Палатой представителей с целью защитить иностранных суверенных субъектов от судебных исков.

Однако в Сенате принятие закона застопорилось из-за шквала протестов культурного сообщества. Дело в том, что в предлагаемой форме закон не предусматривал правовой иммунитет от действий, основанных на утверждении, что произведение было похищено из европейского собрания представителями нацистской Германии в ходе Второй мировой войны. Было сочтено, что закон таким образом дискриминирует другие культуры, не охваченные указанным исключением. Более того, поскольку на произведения, похищенные нацистами вопреки нормам международного права, не распространялся иммунитет, получалось, что и другие произведения, похищенные в нарушение норм международного права, могли экспонироваться в американских музеях.

К искам относительно экспонатов, предоставленных зарубежными организациями в рамках культурного обмена, был проявлен большой интерес общественности. Тем не менее непредвзятый анализ спорных вопросов и путей решения, с учетом ценностей США в деле сохранения культурного наследия, преимущественно не был выполнен. В нашем докладе мы отказываемся использовать зарубежное культурное наследие в качестве правового «крючка», равно как и возможность США предоставить всеохватный иммунитет от ареста и судебных исков. Вместо этого мы проследим историю предоставления иммунитета объектам культурного наследия от ареста в США и цели использования соответствующих законодательных актов в рамках укрепления культурного обмена и диалога. Мы рассмотрим, как постепенно уменьшалась защита объектов, предоставленных в рамках культурного обмена, в результате чего стало возможным игнорирование правовых норм. Наконец, мы обсудим Разъяснительный закон о правовом иммунитете объектов иностранного культурного обмена, который снова был представлен на обсуждение, и поделимся своим мнением о том, как этот закон мог бы укрепить культурный обмен между нашими странами.

ikonka_pdf

Скачать


Доктор Карен Экзель (Dr Karen Exell)
Национальные музеи и международная политика: новые глобальные музеи в странах Персидского залива

Преподаватель музееведения в UCL Qatar, координатор магистерской программы по направлению «Организация работы музеев и галерей». До переезда в Катар в 2011 г. доктор Экзель в течение 15 лет работала в различных музеях, организациях по сохранению наследия и университетах Великобритании и Египта. Получила степень бакалавра египтологии в Университете Оксфорда, диплом о постуниверситетском образовании в области музейного дела в Университете Сент-Эндрюс и степень доктора философии в Университете Дарема. Сфера исследовательских интересов Карен Экзель — музеи и формирование знаний о наследии и идентичности, а также влияние музеев на формирование культурной идентичности. В настоящее время собирает материал для монографии, посвященной музеям и культурному ландшафту стран Персидского залива на территории Аравийского полуострова. Среди недавних публикаций: участие в редакционном совете сборника «Споры о наследии на территории Аравийского полуострова» (Heritage Debates in the Arabian Peninsula, Ashgate, 2014) и написанная в соавторстве статья «В Катаре нет наследия: ориентализм, колониализм и другие исторические проблемы» (There is no heritage in Qatar: Orientalism, Colonialism and other Problematic Histories).

Национальные музеи и международная политика:

новые глобальные музеи в странах Персидского залива

Новые музеи стран Персидского залива тесно связаны с международной политикой и глобальной экономикой на самых разных уровнях. В их числе — музеи острова Саадият в Абу-Даби (здесь строятся филиалы Лувра и музея Гуггенхайма, а также Национальный музей им. шейха Зайеда), Музей исламского искусства, Матаф — Арабский музей современного искусства и новый Национальный музей в Катаре.

Новые музеи в Катаре и ОАЭ создавались как глобальные учреждения и отражают идеологическое сотрудничество этих государств Персидского залива с Западом. Они дают возможность странам, способствующим развитию музеев, получить огромную экономическую выгоду. Эти музеи формируются по западным образцам, скорее всего, чуждым местной культуре, и требуют методов работы, которыми названные страны (пока) не владеют. Упомянутые нами экономические выгоды для стран-участников прослеживаются как на макро­, так и на микроуровне: от правительственного контракта между Францией и Абу-Даби на возведение музейного комплекса Louvre Abu Dhabi до возможностей трудоустройства в этих учреждениях для квалифицированных иностранных специалистов.

В нашем докладе утверждается, что в ускоренном возведении музеев в странах Персидского залива можно увидеть самые разные социальные и культурные факторы, но основным все же остается многовекторный политический характер этих учреждений. Именно он определяет облик музеев региона, их задачи и методы управления. Кратко обрисовав современные внешнеполитические и международные отношения в регионе, мы обсудим некоторые аспекты создания экспозиции строящихся музеев Катара и Абу-Даби. Музеи планируется открыть в 2016 г., поэтому у нас еще есть время проследить, как с их помощью конструируется национальная история. В нашем докладе мы хотим показать, что эти национальные музеи участвуют в своеобразном дискурсе, который связан как с формированием (или репрезентацией) национальной идентичности, так и с участием в геополитике. Облик и экспозиция этих музеев — неотъемлемый элемент внешней политики небольших государств, на чьей территории они находятся. Может показаться, что в использовании «импортных» моделей сохранения наследия, включая использование европоцентричной, или «универсальной», системы ценностей (т. е. доминирующей системы сохранения наследия, созданной и распространяемой такими организациями, как ЮНЕСКО и ИКОМ) для демонстрации не-западной культуры, кроется противоречие. Однако в реальности именно этот факт полностью подтверждает роль рассматриваемых музеев в дипломатических и международных отношениях. На основе такого узкомасштабного анализа мы попытаемся выяснить, как мировая политика проникает во все аспекты деятельности новых национальных музеев стран Персидского залива и какую роль эти музеи играют на мировой арене.

ikonka_pdf

Скачать


Наталия Гринчева (Natalia Grincheva)
Демократия на экспорт: продвижение культурной дипломатии с помощью программы Museum Connect Американского Альянса музеев

Доктор-исследователь Центра междисциплинарных исследований общества и культуры (CISSC) в Университете Конкордия. Сфера ее исследований охватывает новое музееведение, культурную дипломатию, а также социальные медиа. Ее исследовательский проект посвящен использованию социальных медиа в качестве средства международной коммуникации и роли музеев в реализации межкультурных дипломатических отношений, а также призван оценить влияние музейных интерактивных программ культурной дипломатии.

Наталия — обладатель ряда престижных международных академических наград, включая стипендию Фулбрайта (2007–2010), а также гранты Квебекского фонда исследований общества и культуры (2011–2013) и Австралийского фонда научных исследований
(2011–2013) и др. Ее последняя на данный момент научная работа, «Психологическая сила культурной дипломатии в информационную эпоху», опубликованная Центром Общественной дипломатии США и Канады, была удостоена «Цифровой гуманитарной награды» в номинации «Лучшая статья 2013 года».

Демократия на экспорт: продвижение культурной дипломатии с помощью программы Museum Connect Американского Альянса музеев

Данная научная работа изучает феномен американских музеев как политических агентств, имеющих дело с культурными и политическими вопросами национального значения, сохраняющих статус авторитетных культурных институтов и продвигающих идеи демократии среди американской и международной аудитории. Культурная дипломатия и внешняя политика США исследуются с помощью исторического контекста и применения риторического анализа. В исследовании изучаются философские корни демократии как главной движущей силы взаимодействия американских музеев с зарубежными странами. В нем рассматривается история продвижения демократических ценностей американскими музеями и внутри страны, и на международной арене посредством реализации программ музейного взаимодействия и экспозиции коллекций, а также посредством знакомства с концепцией американского музея. В отличие от европейской традиции с ее узкой аристократической элитарностью, американские музеи с самого начала создавались как демократические и открытые для широкой общественности институциональные структуры, призванные обеспечить всеобщее образование. В исследовании также рассматривается история различных политических сил в контексте деятельности американских музеев — субъектов распространения демократических принципов американской культуры.

Идея демократии и свободы художественного выражения изучается в данном исследовании посредством анализа программы Museum Connect, которая реализуется Американским альянсом музеев (American Alliance of Museums', AAM) на протяжении многих лет. AAM «является крупнейшей музейной организацией в мире» (Государственный департамент США, 2012 г.). AAM — это национальная организация, объединяющая музеи и профессионалов музейного дела США, но также она участвует и в целом ряде международных культурных программ, что делает Альянс серьезным игроком на мировой арене. С помощью примеров из программы Museum Connect данное исследование призвано показать, насколько велико влияние американских музеев на культурные, экономические и политические субъекты зарубежных стран. Таким образом, музейная дипломатия осуществляется как благодаря реализации художественных и культурных программ, продвижению американских идей свободы и демократии художественными средствами за рубежом, так и посредством более тонких инструментов влияния, обусловленных профессиональным лидерством американских музеев. Подобный подход затрагивает культурные сообщества по всему миру и популяризует ценности американской либеральной экономики путем изменения принципов деятельности музеев в других странах.

ikonka_pdf

Скачать


Грегор Х. Лерш (Gregor H. Lersch)
Границы и музеи

Культуролог, руководитель проектов в ряде крупных международных выставок, например Martin-Gropius-Bau в Берлине и «Бок о бок: Польша — Германия, 1000 лет искусства и истории» (2009–2012 гг.). Ранее сотрудничал с Фондом HILTI (Лихтенштейн) как координатор выставок в Европе и Азии (2006–2009 гг.). Сегодня занимается исследованием социалистического и постсоциалистического искусства в Европейском университете Viadrina (Франкфурт-на-Майне).

Границы и музеи

Практический анализ: сотрудничество польских и немецких музеев со времен «холодной войны» и до наших дней

Важность границ в музейном сотрудничестве и выставочном обмене не должна недооцениваться. В данном исследовании анализируется то, каким образом политические границы влияют на культурный обмен, и ставится вопрос: существует ли вне их рамок специфическое «разделение искусства и культуры»? История Германии и ее стран-соседей в области музейного дела и искусства после Второй мировой войны — интересный пример того, как сотрудничество в этой сфере не всегда отражает существующие политические границы. Ряд крупных международных музейных проектов времен «холодной войны» свидетельствует, что Польская Народная Республика тесно сотрудничала с Западной Германией даже до установления дипломатических отношений между странами. При этом музейный обмен между Польшей и соседним социалистическим государством, ГДР, был минимальным. Такие примеры показывают, что границы, и даже «железный занавес» эпохи «холодной войны», становились прозрачными для музейного и выставочного обмена.

Наиболее интересным является период после 1989 года, когда польско-немецкие отношения все еще находились под значительным влиянием истории XX века и переделом границ в Центральной Европе по итогам Второй мировой войны. Польско-немецкое примирение становилось все более важным фактором внешней политики Германии, однако оно строилось на уже существующих связях, никак не связанных с политикой. Недавними примерами в области музейного сотрудничества являются выставки «Бок о бок: Польша — Германия, 1000 лет искусства и истории» (Берлин — Варшава, 2011 г.), а также Europa Jagiellonica (Потсдам — Варшава, 2013 г.). Проект «Бок о бок» рассказывает об общей истории двух государств на примере более чем 800 экспонатов, предоставленных 200 участниками из разных стран. Кроме того, новейшая польско-немецкая история показывает, что смена правительств в этих странах может очень быстро нанести ущерб существующим культурным отношениям.

Данное немецко-польское исследование подчеркивает, как можно поддерживать взаимопонимание путем сотрудничества музеев даже в те моменты, когда политические границы теоретически не оставляют для него места. В исследовании приводятся конкретные примеры выставочного сотрудничества, например Германии и других стран, в частности России, и дается оценка тому, как музеи могут играть активную роль в процессах примирения и культурного обмена.

Существование как политических, так и «невидимых», ментальных границ, существующих в каждом обществе, должно учитываться при обсуждении будущих музейных схем сотрудничества. Историки искусства недавно разработали «критическую географию искусства», которая в данном исследовании накладывалась на современную географию международных музеев Центральной Европы.

ikonka_pdf

Скачать


Маркус Мёринг (Markus Moehring)
Межнациональное сохранение наследия

1958: родился в городе Лёррах (на границе Германии, Франции и Швейцарии).

1985: получил степень магистра по истории и европейской этнологии (Университеты Гамбурга и Фрайбурга, Германия).

1985: студент, интерн в Музее Генри Форда в Дирборне (штат Мичиган, США).

1987: директор музея Oberrheinisches Bädermuseum.

С 1991: директор Музея трех стран.

С 2009: спикер исторических музеев под эгидой Ассоциацией музеев Германии (DMB).

С 1995: руководитель ряда выставочных проектов трех стран.
С 2002: инициатор создания и глава двух международных организаций: Музейного сообщества трех стран (объединяет 35 экспозиций из Франции, Германии и Швейцарии, посвященных Первой мировой войне), а также Альянса исторических обществ трех стран (объединяет около 400 обществ из этих трех стран).

Межнациональное сохранение наследия

Цель проекта: создание Музейного сообщества трех стран в долине Верхнего Рейна.

Так сложилось, что большинство исторических музеев интерпретируют историю с точки зрения своей национальной перспективы. Причем это относится не только к учреждениям государственного значения, но и к региональным музеям. Зачастую они даже не отдают себе отчет в том, какой объем их работы находится под влиянием национальной идеи. Чтобы решить эту проблему, и было основано Музейное сообщество Германии, Франции и Швейцарии.

Данное сообщество разместится в долине Верхнего Рейна, которая объединяет территории Германии, Франции и Швейцарии. Этот регион с 6 миллионами жителей — замечательный пример того, как различные национальные политические культуры влияют на повседневную жизнь людей. Особенно это заметно на примере истории XIX и XX столетий, которая иногда совершенно по-разному представлена в различных музеях.

Единый годовой абонемент на посещение 280 музеев служит эффективной мотивацией для пересечения границ потенциальными посетителями. Подобное интенсивное вовлечение в первую очередь относится к Музейному сообществу. Его участники проводят регулярные встречи, на которых обсуждают проблему того, насколько по-разному толкуется «сохранение наследия» в разных странах, а также вопросы создания совместных экспозиций с учетом данного факта. С июня по ноябрь 2014 г. Сообщество представит 25 выставок, посвященных Первой мировой войне, которые объединены общей концепцией. Выставки пройдут в Страсбурге, Мюлузе, Карлсруэ, Базеле, Фрайбурге-в-Брайсгау, Шпайере, Лёррахе и ряде других городов. Эти выставки призваны представить как общенациональные воззрения Германии, Франции, Швейцарии, так и региональные перспективы. Более трех лет совместной подготовки проекта показали, насколько по-разному, даже спустя столетие после начала Первой мировой войны, эти три нации воспринимают одни и те же события, а также те последствия для роли музеев в контексте сохранения наследия, обусловленные наличием разных точек зрения .

Это Музейное сообщество было организовано Музеем трех стран, который находится в точке пересечения границ Германии, Франции и Швейцарии. Постоянная экспозиция музея, его коллекции, образовательные программы и специальные выставки посвящены различиям и сходствам при «Сохранении наследия», соответственно, в Германии, Франции и Швейцарии.

Под эгидой Музея трех стран было создана и вторая организация: Альянс исторических обществ, членами которого являются около 10 000 немцев, французов и швейцарцев из различных профессиональных организаций, объединенных интересом к истории.

Хотя Музей Трех стран можно рассматривать как организацию регионального уровня, нельзя не отметить, что его концепция пересечения границ трех стран имеет важнейшее значение и является уникальной для Европы. Именно в связи с этим данный проект получил финансирование Европейского союза в размере 1,2 млн. евро на период 2012–2014 гг.

ikonka_pdf

Скачать


Анна Апонасенко
История «трофейных» фондов Государственного Эрмитажа в контексте внешней политики СССР

Заместитель заведующего Отделом научной документации Государственного Эрмитажа

Апонасенко Анна Николаевна закончила исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета по специальности «Источниковедение истории России». В 2005 г. защитила диссертацию кандидата исторических наук. Заместитель заведующего Отделом научной документации Государственного Эрмитажа.

История «трофейных» фондов Государственного Эрмитажа в контексте внешней политики СССР

Вопросы, связанные с судьбой так называемых «трофейных» произведений искусства, вывезенных из послевоенной Германии, всегда были очень сложными и неоднозначными. С 1945 г. «трофейные» фонды Государственного Эрмитажа пережили эволюцию от открытого экспонирования до режима полной секретности и обратно – к открытому хранению.

С 1943 года в советском правительстве разрабатывался процесс, названный впоследствии «компенсаторной реституцией». Последняя предполагала вывоз Советским Союзом произведений искусства из музеев Германии в счет компенсации потерь СССР в годы войны. Этот принцип изначально получил одобрение со стороны союзников по антигитлеровской коалиции.

В соответствии с выработанными принципами компенсаторной реституции с марта 1945 г. советскими войсками начался вывоз музейных предметов из Германии. Однако Крымская и Потсдамская конференции показали усиление разногласий между странами ― союзниками по антигитлеровской коалиции. Не было единства и в межсоюзнической Репарационной комиссии, где зазвучали обоюдные обвинения в нарушениях правил вывоза из Германии. Ухудшавшаяся внешнеполитическая обстановка подсказывала, что экспонирование вывозимых из Германии произведений искусства в СССР приведет к серьезному обострению отношений с бывшими союзниками, к чему разоренная войной страна не была готова.

Эти обстоятельства привели к тому, что уже в октябре 1945 г. специальной правительственной телеграммой Государственному Эрмитажу было запрещено размещать на своих экспозициях предметы, привезенные из послевоенной Германии. Этот запрет можно расценить как первый шаг к установлению режима секретности для трофейных фондов.

Причиной дальнейшего ужесточения режима хранения «трофейных» ценностей, послужил Первый Берлинский кризис (1948-1949 гг), когда мир оказался на пороге новой войны. В результате, в 1948 г. сведения о трофейных музейных фондах были причислены к разряду государственных тайн. Теперь допуск к осмотру особого фонда Государственного Эрмитажа мог осуществляться только на основании письменного разрешения председателя Комитета по делам искусств.

14 мая 1955 года в ответ на ремилитаризацию Западной Германии и включение ее в НАТО был заключен Варшавский договор между СССР и странами Восточной Европы. Заключение договора сопровождалось рядом актов «доброй воли», призванных упрочить возникшее объединение. В начале 1956 года было принято решение советского правительства о передаче Польской Народной республике, принадлежавших ей музейных предметов, вывезенных советскими войсками в СССР с территории послевоенной Германии.

В сентябре―октябре 1956 года Государственный Эрмитаж передал в Варшаву 12 220 произведений искусства, хранившихся в «особом фонде» музея. Вскоре, в 1958 году, было осуществлено возвращение музейных коллекций в ГДР. Из Эрмитажа в Германию вернулось всего 640515 музейных предметов.

Таким образом, произведения искусства из послевоенной Германии можно назвать заложниками высокой политики. Их судьба в музеях СССР, во многом, была тесно связана с изменениями внешней политики страны.

ikonka_pdf

Скачать


Уэсли А. Фишер (Wesley A. Fisher), Руфь Йоланда Вайнбергер (Ruth Jolanda Weinberger)
Похищенное искусство времен Холокоста: текущий обзор мировой ситуации

Уэсли А. Фишер (Wesley A. Fisher), Германия

Директор по исследованиям организации «Конференция по материальным претензиям евреев к Германии». Помимо помощи в разработке различных программ по компенсации и реституции Конференции, он отвечает за рассмотрение претензий в рамках Всемирной организации по реституции предметов искусства и культурных ценностей евреев (см. http://art.claimscon.org). Принимал участие в разработке всемирного Каталога-описания похищенных предметов Judaica; участвовал в проектах по составлению исков к Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg (ERR), крупнейшей нацистской организации, занимавшейся конфискацией культурной собственности евреев (подлежащей поиску и учету); участвовал в дискуссиях и переговорах с соответствующими правительственными и неправительственными агентствами; оказывал содействие Чешской Республике в организации Конференции по материальным активам времен Холокоста в 2009 г. в Праге, а также принимал участие в основании Европейского института Холокоста (Shoah). Также является исполнительным директором проекта «Список жертв» в рамках программы Урегулирования швейцарских банков (окружной судья Эдвард Р. Корман, США). Проект направлен на составление всемирного списка имен жертв нацистов и их союзников. Также Уэсли Фишер представляет Конференцию по претензиям в Международном альянсе памяти жертв Холокоста, Европейском институте изучения истории Холокоста и Международном портале записей по культурной собственности эпохи нацизма.

Доктор Фишер является старшим членом учредительного совета Мемориального музея Холокоста США в Вашингтоне, содействовал становлению этого музея в качестве ведущего заведения по изучению Холокоста и геноцида. Бывший заместитель директора Вашингтонской конференции 1998 г. по материальным активам времен Холокоста, а также, по просьбе тогдашнего заместителя министра финансов США Стюарта Айзенштата, помогал правительству Литвы и Совету Европы в организации в 2000 г. Международного Вильнюсского форума по похищенным культурным ценностям времен Холокоста. Он участвовал в создании Рабочей группы по международному сотрудничеству в области просвещения, памяти и поиска времен Холокоста (ныне Международный альянс памяти жертв Холокоста), идея об организации которой была подана тогдашним премьер-министром Швеции Гораном Перссоном.

С 1970-х до начала 1990-х гг. являлся администратором практически всех научных программ обмена, совместных исследований и конференций Соединенных Штатов и Советского Союза, проводимых различными гуманитарными и общественными организациями, включая советские и американские архивы и библиотеки, а также учреждения сферы искусства. Многолетний профессор Колумбийского университета, Уэсли Фишер также имеет степень бакалавра и кандидата социологических наук Гарвардского университета. Кроме того, у него есть Сертификат Русского института Колумбийского университета (ныне в составе Института Харримана).

Руфь Йоланда Вайнбергер (Ruth Jolanda Weinberger), Австрия

Исследователь Инициативы по реституции предметов искусства и культурных ценностей евреев в организации «Конференция по материальным претензиям евреев к Германии» (см. http://art.claimscon.org). Один из создателей всемирного Каталога-описания похищенных предметов Judaica. Разработала доклад «Похищение культурных ценностей евреев в бывшей Югославии: деятельность HAG Südosten и Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg в Белграде, Аграме (Загреб) и Рагузе (Дубровник)». Это крупнейшие нацистские организации, занимавшиеся конфискацией собственности евреев. Кроме того, участвовала в разработке ряда внутренних документов относительно процедур по поиску и реституции для нескольких стран мира.

С 2000 г. Руфь Вайнбергер сотрудничает в рамках целого ряда программ по реституции и компенсации. До начала работы в Инициативе по реституции предметов искусства и культурных ценностей евреев работала в Фонде жертв медицинских экспериментов и других травм, который был подчинен Конференции по материальным претензиям (в ту пору действовавшем под эгидой немецкого фонда). В рамках административных и исследовательских работ для этой компенсационной программы (части более крупной Программы рабского и принудительного труда) ей удалось раскрыть факты проведения большого числа медицинских экспериментов, что позволило осуществить дополнительные компенсационные выплаты их жертвам.

Руфь Вайнбергер также работала в рамках Швейцарской программы по оказанию помощи беженцам под эгидой программы Урегулирования швейцарских банков, а также в Комитете по материальным претензиям евреев по Австрии (Вена). Защитила звание доктора исторических наук в Венском университете, автор книги «Эксперименты по фертильности в Освенциме. Преступники и их жертвы» (2009) и ряда статей по медицинским экспериментам, различным политическим и историческим темам.

Похищенное искусство времен Холокоста: текущий обзор мировой ситуации

Ведущие межправительственные конференции и решения сформировали базовые международные принципы, касающиеся реституции предметов искусства и других культурных объектов. Наиболее известным из этих документов являются Принципы Вашингтонской конференции относительно конфискованных нацистами произведений искусства (1998 г.), подписанные 44 государствами, Резолюция 1205 Парламентской ассамблеи Совета Европы (1999 г.), Декларация Международного Вильнюсского форума по похищенным культурным ценностям времен Холокоста (2000 г.), а также Терезинская декларация 2009 г., подписанная 47 странами. В результате был предпринят ряд позитивных шагов в области реституции движимых предметов искусства, а также культурных и религиозных объектов, похищенных у евреев. Однако процесс идет медленно, и все еще значительное количество похищенных культурных ценностей находится как в частных руках, так и в государственных учреждениях. Одним из таких недавних примеров, получивших общественный резонанс, стали обнаружение коллекции из более чем 1400 предметов искусства в Мюнхене и дальнейшие реформы, предпринятые федеральным и земельным правительствами Германии.

До сих пор не разработаны механизмы, позволяющие отслеживать ситуацию в тех 44 государствах, которые подписали Принципы Вашингтонской конференции 1998 г. Ведущие организации мирового еврейского сообщества, активно действующие на поприще реституции собственности жертв Холокоста, такие, как «Конференция по материальным искам евреев к Германии» (Конференция исков) и Всемирная еврейская организация по реституции (WJRO), в последние годы проводили масштабные работы относительно местонахождения культурных ценностей и исков в большинстве, если не во всех, странах-подписантах. По итогам был подготовлен доклад на Конференции по материальным активам времен Холокоста в 2009 г. в Праге. Прошло пять лет, и мы полагаем, что к конференции «Музеи и политика», которая пройдет в Санкт-Петербурге в сентябре 2014 г., необходимо подготовить обновленный доклад.

Различия исторического опыта и законодательных систем государств, равно как и трудности в установлении нахождения похищенных предметов и обеспечения искового процесса, не позволяют делать какие-либо обобщения. Тем не менее ясно, что необходимы независимые оценки достигнутого в этой сфере прогресса как в отдельных странах, так и по миру в целом. В процессе управления своими коллекциями музеи и подвергаются влиянию внешних политических сил, и сами формируют собственные политические ценности. Обмены между музеями могут стать выражением культурной внешней политики, однако при отсутствии музейных обменов могут возникать конфликты ценностей.

ikonka_pdf

Скачать


Бриттани Лорен Уилер (Brittany Lauren Wheeler)
Все, что осталось: репатриация и внешняя политика музеев

В настоящее время г-жа Уилер работает специалистом по репатриации в Музее естественной истории Чикаго, а также координирует работу Сети новых научных сотрудников — группы молодых людей, которые изучают проблемы вынужденной миграции и проводят работу в этой сфере. Бриттани Лорен Уилер имеет степень магистра в области международного музееведения (Университет Гетеборга, 2006), а также по проблемам вынужденной миграции (Университет Витватерсранда, Африканский центр по миграции и социальным проблемам (ACMS), 2011).

Все, что осталось: репатриация и внешняя политика музеев

Закон США о защите индейских захоронений и репатриации был принят более 20 лет назад. Тем не менее специалистам в сфере репатриации музейных ценностей до сих пор приходится отвечать на многочисленные вопросы общественности и коллег о том, сколько запросов делается относительно репатриации музейных материалов и означает ли это, что многие из этих ценностей будут возвращены. Предполагается, что ответом на такие вопросы должны послужить какие-то количественные данные (например, что репатриация затрагивает только определенные правовые (культурные) категории, и потому ее объемы являются незначительными). В итоге все ограничивается установлением количественного соотношения возвращенных потомкам и невозвращенных материалов (причем последних значительно больше).

Цель настоящей работы — дать теоретическое обоснование того, действительно ли изменилась «внешняя политика» музея в отношении предметов наследия североамериканских и связанных с ними народов. Причем эти предметы будут рассмотрены совместно, а не разделены на категории. Также вопросы репатриации не будут передаваться на рассмотрение антропологам, что ранее в долгосрочной перспективе (longue durée) приводило к продаже одних экспонатов для покупки других, более нужных. В работе рассматриваются вопросы: были ли сравнительно неизменные музейные коллекции, часто состоящие из предметов той же эпохи, что и предметы, подлежащие репатриации, либерализованы или значительно изменены в результате репатриации либо обсуждения вопросов о защите прав человека, которые всегда возникают при возврате изделий? Изменилась ли с течением времени внешняя политика музея, занимающегося репатриацией, с точки зрения общего толкования, построения отношений или подбора экспонатов?

В работе используются научная литература, музейные документы и общедоступные материалы (например, национальная программа по защите индейских захоронений и репатриации) в области музееведения и их анализ. Также затронут вопрос миграции, и было показано, что права лиц и обязательства перед ними и их имуществом, которые, как считается, «не относятся к делу», оказывают прямое политическое влияние на перемещение, возврат и удержание предметов. Помимо этого, в работе сделан акцент на роли и ограничениях необязательных международных и региональных деклараций в контексте времени, включая Декларацию ООН о правах коренных народов и Декларацию о важности и ценности универсальных музеев. Указанные статьи, документы и декларации рассматриваются в противовес критике репатриации и ее долгосрочных последствий для музеев и политических организаций.

ikonka_pdf

Скачать


Кристиана Янеке (Kristiane Janeke)
Музеи как послы доброй воли и политические игроки?
Импульсы германо-российских отношений

Изучает историю и славистику в Бонне, Берлине и Москве.

С 2008 г. работает внештатным историком, куратором, консультантом по вопросам музеев и менеджером в сфере культуры.

Работала над проектами на международных выставках и в музеях в Берлине, Карлсруэ, Дрездене, США и России, в 2006–2008 гг. руководила Германо-российским музеем «Берлин-Карлсхорст».

В 2010–2013 гг. работала в Минске (Беларусь).

Исследовала межкультурные коммуникации и культурный обмен между Россией и Германией.

Музеи как послы доброй воли и политические игроки?

Импульсы германо-российских отношений

Отношения между Германией и Россией оставляют желать лучшего. Недавнее «дело Сноудена» привело к усилению контроля над политическими организациями. А постоянные дискуссии о развитии гражданского общества и ситуация с защитой прав человека в России приводят к усилению напряжения во взаимоотношениях между странами. Даже бизнес-сообщество жалуется на снижение активности, отчетливые проблемы появились и в сфере культурного взаимодействия, несмотря на заявления министра культуры Германии об обратном.

Подобные периоды отчуждения случались неоднократно, хотя в целом взаимоотношения стран оставались хорошими. Главным катастрофическим моментом, конечно, была германская политика истребления народов во время Второй мировой войны. Документы этого трагического периода представлены в германо-российском музее «Берлин-Карлсхорст». Наряду с Музеем союзников (Allied Museum) это уникальное учреждение международного музейного сотрудничества. Важность российско-германских отношений для федерального правительства Германии подтверждается тем, что это один из немногих музеев, финансируемых из бюджета.

На основании вышесказанного я намереваюсь изучить роль, которую могут сыграть музеи в международных отношениях. Могут ли музеи на самом деле повлиять на них или даже улучшить их и внести свой вклад в их стабилизацию? Если да, то как они могут сделать это? Я предполагаю, что усиление роли музеев в культурной сфере, а также во внешней политике может помочь решению спорных вопросов, а также стать основой для новых дискуссий. Этому может способствовать уникальная функция музеев как неформальных мест обучения и образования, а также как способа демократизации. Если воспринимать музеи как политические инструменты, они могут стать импульсом развития политических отношений и решения социальных проблем.

Мы проанализируем эту тему в три этапа на примере германо-российских отношений, с небольшим акцентом на США. Опись музейных экспонатов (1) продемонстрирует, как в музее представлены достижения, а также выявит проблемы сотрудничества, даже те, что не связаны с культурными различиями (2). На последнем этапе (3) будут рассмотрены инструменты и методы, основанные на уникальном институциональном характере музеев, которые помогут улучшить и стабилизировать отношения. Для этого предстоит выполнить переоценку германо-российского музея, активизировать «германо-российский музейный диалог» и реализовать совместные проекты по актуальным политическим и социальным вопросам, например миграции, участию, вмешательству, конфликту поколений, развитию городского пространства, культурному образованию и национальному наследию.

Хороший пример такой мотивации предлагают американские музеи.

ikonka_pdf

Скачать


Вольфганг Айхведе, Бритта Кайзер-Шустер, Коринна Кур-Королев, Ульрик Шмигельт-Ритиг
Исследовательский проект: «Русские музеи в период Второй мировой войны»

Доктор Вольфганг Айхведе (Wolfgang Eichwede), Германия

Видный историк. Родился в 1942 году. Вплоть до 2007 года был штатным профессором кафедры политологии и современной истории Восточной Европы Университета Бремена (Германия). В 1982 году стал первым ректором Центра восточноевропейских исследований (Forschungsstelle Osteuropa, FSO) в Университете Бремена, исполнял обязанности директора до 2008 года. За это время исследовательский центр сформировал один из самых богатых и самых крупных архивов, посвященных альтернативным культурам Восточной Европы (и России) второй половины XX века. (Wolfgang Eichwede (ed.): Das Archiv der Forschungsstelle Osteuropa. Bestände im Überblick: UdSSR/Russland, Polen, Tschechoslowakei, Ungarn und DDR. Stuttgart 2009.) Его исследования и многочисленные публикации посвящены советской и современной российской социальной и культурной истории. После объединения Германии в 1990 году стал также заниматься проблемой «разграбленного искусства», в частности, анализировал потери, понесенные Союзом Советских Социалистических Республик (СССР) во время Второй мировой войны. Вице-президент Немецкого общества по изучению Восточной Европы. Лауреат национальных и международных премий. В настоящее время пишет историю «Культуры "самиздата" в постсталинском Советском Союзе» (культура вне цензуры) для издательства Йельского университета (США). Курирует научно-исследовательский проект в отношении судьбы российских музеев и их коллекций во время войны (1941—1945 гг.).

Доктор Бритта Кайзер-Шустер (Britta Kaiser-Schuster), Германия

Изучает историю европейского и восточноазиатского искусства, философии и психологии в Гейдельберге и Берлине (Свободный университет). В 1993—1995 годах, после защиты докторской диссертации, была научным сотрудником и научным куратором различных берлинских музеев, в 1995—1999 годах — куратором и автором выставок. В 1996 году получила стипендию Фонда Гетти в рамках программы в области истории искусств и гуманитарных наук. С 1999 года — директор по изобразительному искусству XX—XXI веков в Фонде культуры германских земель.

Разрабатывает и управляет реализацией многочисленных проектов: «Немецкий информационно-культурный центр» (2000—2007 гг.), «Исследование восстановительной деятельности» (совместно с Фондом Гетти, 2001—2005 гг.), Стипендиальная программа имени Меллера для российских искусствоведов (совместно с Фондом имени Д. С. Лихачева, 2000—2007 гг.), серия конференций «Культурное сотрудничество в Европе. Формирование международной сети культурного сотрудничества» (2002—2005 гг.), Arsprototo — журнал культурного фонда, KUR-программа по сохранению и восстановлению объектов искусства (совместно с Культурным фондом Правительства Германии). С 2007 года — «Немецко-русский музейный диалог» (совместно с Фондом прусского культурного наследия). С 2009 года — «Немецко-русский библиотечный диалог» (совместно со Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы имени М. И. Рудомино (Москва) и Берлинской государственной библиотекой).

Входит в состав различных комитетов: в 2004—2012 годах — Консультативный совет Музея Бреана в Берлине; с 2006 года — Национальный комитет «Сохранение культурных ценностей»; с 2007 года — «Европейская сеть научно-исследовательских программ в области защиты материального культурного наследия (HERITAGE-NET)».

Коринна Кур-Королев (Corinna Kuhr-Korolev), Германия

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник проекта «Русские музеи в период Второй мировой войны». Научные интересы включают социальную и культурную историю Советского Союза. Диссертацию посвятила истории советской молодежи в 1920-х годах (опубликована под названием «Gezähmte Helden — Die Formierung der Sowjetjugend»). В ближайшее время будут опубликованы результаты проекта, реализованного в Университете Бохума «Справедливость и власть — от Брежнева до новой России».

Ульрик Шмигельт-Ритиг (Ulrike Schmiegelt-Rietig)

Родился в 1966 году. Занимается общей историей и историей искусства, концентрируясь на европейской мемориальной культуре, истории строительства, истории фотографии, судьбе культурных ценностей во время Второй мировой войны. Курирует долгосрочные проекты, связанные с музейной деятельностью и экспонированием. Принимает участие в различных масштабных выставочных проектах.

Исследовательский проект: «Русские музеи в период Второй мировой войны»

Военные трофеи, разграбление и уничтожение культурных ценностей имеют катастрофические последствия для музеев России и Германии и истории этих стран в целом. Эти последствия ощущаются и по сей день. Музеи обеих стран стали заложниками национальной политики и платформами для пропаганды. Концентрируя усилия на обеспечении сохранности культурных ценностей, музеи неоднократно становились жертвами этого статус-кво. Одна из основных задач на сегодня — выяснить судьбу объектов, которые были утеряны. Двустороннее сотрудничество российских и немецких музеев приобретает исключительную значимость, необходимо организовать обмен знаниями и совместные исследования.

Сегодня мы знаем гораздо больше о местонахождении культурных ценностей из немецких музеев в России, чем два десятилетия назад. Обратное утверждение неверно: несмотря на все усилия по документированию утраченных российскими учреждениями ценностей, многие вопросы остаются открытыми, и необъективное мнение о местонахождении российских культурных ценностей доминирует над объективным анализом.

Но ситуацию можно и нужно изменить. Чтобы подать новый позитивный сигнал, Фонд культуры федеральных земель инициировал исследовательский проект, посвященный истории российских музеев в период Второй мировой войны. Внимание специалистов сосредоточено на серии из шести тематических исследований, связанных с музеями на северо-западе России: императорские дворцы в Петергофе, Павловске, Царском Селе и Гатчине, музеи в Новгороде и Пскове. Детальные исследования в Германии и России, охватывающие национальные, региональные и местные архивы и частные коллекции, а также незадействованные ранее ресурсы в виде фото- и киноматериалов помогут сформировать более глубокое понимание того, что именно там произошло.

Одна из задач — разграничить отдельные инциденты и более масштабные целенаправленные акции, анализ которых поможет прояснить судьбу отдельных культурных ценностей. Например, проанализировав участие немецких солдат в грабежах, можно сформировать новые походы к поиску конкретных объектов, особенно когда многие из них все чаще стали циркулировать на общеевропейском уровне. Чтобы проследить судьбу конкретных объектов, необходимо обеспечить комплексный мониторинг рынка произведений искусства и тщательный анализ происхождения представленных на нем ценностей.

Компенсацию трудозатрат и финансирование исследований берет на себя, в основном, Фонд Фольксваген. Однако успех проекта во многом зависит от поддержки местных музеев и постоянного обмена информацией. Таким образом, этот проект будет реализован в рамках двустороннего сотрудничества, он должен внести свой вклад в нормализацию культурного обмена в будущем.

ikonka_pdf

Скачать


Бритта Кайзер-Шустер
Немецко-русский музейный диалог: исследование культурных ценностей, вывезенных из Германии в Советский Союз в период с 1945 по 1947 год

Изучает историю европейского и восточноазиатского искусства, философии и психологии в Гейдельберге и Берлине (Свободный университет). В 1993—1995 годах, после защиты докторской диссертации, была научным сотрудником и научным куратором различных берлинских музеев, в 1995—1999 годах — куратором и автором выставок. В 1996 году получила стипендию Фонда Гетти в рамках программы в области истории искусств и гуманитарных наук. С 1999 года — директор по изобразительному искусству XX—XXI веков в Фонде культуры германских земель.

Разрабатывает и управляет реализацией многочисленных проектов: «Немецкий информационно-культурный центр» (2000—2007 гг.), «Исследование восстановительной деятельности» (совместно с Фондом Гетти, 2001—2005 гг.), Стипендиальная программа имени Меллера для российских искусствоведов (совместно с Фондом имени Д. С. Лихачева, 2000—2007 гг.), серия конференций «Культурное сотрудничество в Европе. Формирование международной сети культурного сотрудничества» (2002—2005 гг.), Arsprototo — журнал культурного фонда, KUR-программа по сохранению и восстановлению объектов искусства (совместно с Культурным фондом Правительства Германии). С 2007 года — «Немецко-русский музейный диалог» (совместно с Фондом прусского культурного наследия). С 2009 года — «Немецко-русский библиотечный диалог» (совместно со Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы имени М. И. Рудомино (Москва) и Берлинской государственной библиотекой).

Входит в состав различных комитетов: в 2004—2012 годах — Консультативный совет Музея Бреана в Берлине; с 2006 года — Национальный комитет «Сохранение культурных ценностей»; с 2007 года — «Европейская сеть научно-исследовательских программ в области защиты материального культурного наследия (HERITAGE-NET)».

Немецко-русский музейный диалог: исследование культурных ценностей, вывезенных из Германии в Советский Союз в период с 1945 по 1947 год

Вопросы анализа истории и происхождения коллекций приобретают все большую значимость в музейной и общественной деятельности. Музеи в Германии акцентируют внимание на периоде после прихода Гитлера к власти. В связи с этим проводятся исследования предметов искусства, формально принадлежащих к еврейской, восточно- и западноевропейской коллекциям, которые в настоящее время являются частью немецких публичных коллекций. В то же время немецкие музеи, особенно музеи Восточной Германии, по-прежнему чувствуют ответственность за произведения искусства, которые они потеряли в 1945—1947 годах.

С 2008 года реализуется проект «Немецко-русский музейный диалог» (DRMD), помогающий музеям проследить судьбу своих утерянных ценностей в ходе специализированных исследований. Этот независимый проект призван воссоздать историю немецких музеев и художественных коллекций. История перемещенных произведений искусства рассматривается как часть европейской и российско-германской истории, инициаторы стремятся сделать культурные ценности доступными для общественности и науки, задача реституции не ставится.

В результате реализации проекта будет создана база данных с информацией о деятельности советских трофейных бригад, которые были сформированы в феврале 1943 года указом Государственного комитета обороны СССР. Первоначально они должны были обеспечить идентификацию, хранение и перемещение захваченных трофеев, брошенного оружия и других ценностей на освобожденных территориях. После Ялтинской конференции, с апреля 1945 года, полномочия трофейных бригад были расширены: теперь они должны были собирать любые ценности, в том числе культурные. Офицеры «художественных» трофейных бригад, ответственные за обнаружение, восстановление, регистрацию и вывоз культурных ценностей, в своей гражданской жизни были искусствоведами, археологами, музейными работниками, библиотекарями и преподавателями.

В базу данных DRMD вносятся сведения о деятельности трофейных бригад в Германии, начиная с апреля 1945 года, а также о работе советских музеев и учреждений, которые получили перемещенные культурные ценности в свое распоряжение. В базе данных присутствует информация о конкретных предметах искусства вместе с описанием условий работы трофейных бригад в послевоенной Германии, а также сведениями об операциях союзников.

Сравнив записи в базе данных с информацией о современных музейных фондах и фактических потерях, можно обнаружить культурные ценности, которые ранее считались утраченными. Создатели базы данных DRMD уверены, что она станет основой для обсуждения судьбы этих объектов искусства и реализации различных проектов в области инвентаризации, реставрации, организации выставок и публикации научных работ, кроме того, появится общее основание для воссоздания немецко-русской истории трофейных бригад. Такое взаимное изучение немецких и русских источников в рамках совместных научных проектов позволяет анализировать историю перемещенных произведений искусства по-новому, рассматривая эти факты не как национальные потери, а как общие интеллектуальные преимущества.

ikonka_pdf

Скачать


Корин Вегенер
Настолько, насколько война позволит: роль музеев в защите культурного наследия во время вооруженных конфликтов


Корин Вегенер является специалистом по сохранению наследия в аппарате Заместителя Секретаря по вопросам истории, культуры и искусства в Смитсоновском институте. В сферу ее обязанностей входит координация работы по экстренному реагированию в случае появления угрозы культурному наследию во время вооруженных конфликтов и природных и техногенных катастроф. Она работала в проектах, направленных на оказание помощи по сохранению наследия в Сирии, Мали, Египте, Ираке, Гаити и в других странах. До того как она начала работать в Смитсоновском институте, Корин Вегенер была Заместителем Главного хранителя в Институте искусств в Миннеаполисе. На протяжении последних двадцати одного года Корин Вегенер является резервистом в армии Соединенных Штатов. В течение этого срока ее несколько раз мобилизовывали, в последний раз – в качестве офицера, специализирующегося на искусстве, памятниках и архивах, во время компании в Ираке.

Корин Вегенер получила степень бакалавра политологии в Университете Небраски, магистерскую степень в Университете Канзаса. Она является членом Президиума ИКОМ США и Председателем рабочей группы ИКОМ по помощи музеям в преодолении последствий катастроф.

Настолько, насколько война позволит: роль музеев в защите культурного наследия во время вооруженных конфликтов

Недавний фильм «Охотники за сокровищами» рассказывает подлинную историю подразделения по Памятникам, изобразительному искусству и архивам армий союзников. Многие из этих людей были музейными работниками, которые спасали культурные ценности от бомбежек, проводили операции по спасению и старались вернуть украденные во время Второй Мировой Войны культурные ценности в страны их происхождения. Большинство из них служило в войсках, но было специально отобрано комиссией, состоящей из музейных работников, для выполнения этих целей. Как директорам удалось убедить Президента Рузвельта в разгар войны создать специальную комиссию, призванную защищать культурное наследие? Как им удалось убедить Генерала Эйзенхауэра отдать своим офицерам приказ защищать культурные ценности «настолько, насколько позволяет война»? И наконец, как могут музеи восстановить такой опыт влияния, для того, чтобы использовать его сегодня? Этот доклад попробует ответить на эти вопросы и поразмышлять о роли музеев и музейных специалистов в деле защиты культурной собственности и в случае вооруженных конфликтов.

Более 120 стран подписали Гаагскую конвенцию о защите культурных ценностей в случае вооруженных конфликтов. Эта конвенция фактически стала реакцией на те типы разрушений, вандализма и краж, которые имели место во время Второй мировой войны. Государства, ратифицировавшие конвенцию, должны защищать культурные ценности от возможной войны, включая документирование коллекций и памятников, планирование действий в случае катастроф и вооруженных конфликтов, подготовка военных и создание специальных армейских подразделений, задачей которых будет обеспечение безопасности культурного наследия. Очевидно, что музеям должна быть отведена ключевая роль, как в мирное время, так и в случае вооруженного конфликта. Планирование действий в случае чрезвычайных ситуаций и документирование коллекций – это часть нашей повседневной работы в качестве хранителей и эта работа должна выполняться со всей серьезностью, ожидаем ли мы вооруженный конфликт или нет. Музеи также могут играть определенную роль в подготовке армейского состава, что будет реализацией положений Гаагской конвенции. Также важно то, что музей является институтом, укрепляющим общественное согласие и предотвращающим конфликты. После окончания конфликта именно музей является местом памяти, диалога и урегулирования конфликтов.

ikonka_pdf

Скачать



Евгений Артемов
Музейная интерпретация политической истории России.
Инновационные подходы.

Генеральный директор Государственного музея политической истории России, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры Российской Федерации.

Образование:

1964-1970 – Ленинградский политехнический институт им. М.И. Калинина, электромеханический факультет, инженер-электрик по эксплуатации атомных энергетических установок и атомных электростанций.

1972 – 1974 – Ленинградская Высшая партийная школа.

1979-1982 – Аспирантура Ленинградского Государственного университета.

В 1996 году прошел обучение на российско-британском семинаре в Санкт-Петербурге «Музеи Санкт-Петербурга в условиях рыночной экономики».

В 1998 году прошел обучение музейному менеджменту и маркетингу в музеях Великобритании.

Научная специализация:

Стратегический менеджмент и музейно-педагогические технологии.

Профессиональная и общественная деятельность:

1985 - 2000 год заместитель директора музея по научной работе,

с 2000 - по настоящее время – генеральный директор музея

с 2000 года член международной ассоциации музеев и институтов рабочего движения

с 2005 года - член международной коалиция музеев совести

с 2007 года член Научного Совета германо-российского музея Берлин-Карлсхорст

Областью научных и профессиональных интересов являются проблемы стратегического планирования развития музеев и новые музейно-педагогические технологии.

Опыт стратегического планирования развития учреждения культуры:

=Руководитель группы разработчиков Комплексной Программы развития музея на период 2001-2010 г.г., которая в 2003 на всероссийском фестивале «Интермузей» получила диплом 1-й степени.

В процессе реализации Программы – создана в 2013 году принципиально новая, не имеющая аналогов в России, экспозиция «Человек и власть в России: история взаимоотношений в важнейшие периоды XIX – ХХI вв.», получившая в 2013 году премию Гран-При на Санкт-Петербургском конкурсе «Музейный Олимп».

=Автор и руководитель проекта создания Детского исторического музея, в 1996 году стал лауреатом премии губернатора Санкт-Петербурга за разработку научной концепции первого в стране Детского исторического музея.

=Руководитель проекта создания в 1998 году Детского музейного центра исторического воспитания – филиала музея.

=Руководитель создания в 2005-2007 г.г.на территории Государственных мемориальных комплексов «Катынь» и «Медное» - музейно-выставочных центров.

Автор ряда проблемных музейных выставок и экспозиций.

Опыт экспертной деятельности в музейной сфере.

В 1998 – 1999 годах участвовал в качестве эксперта-преподавателя в работе обучающих семинарах «Музеи в новых экономических условиях» и «Музеи в период перемен» для руководителей музеев Ленинградской и Архангельской областей,

в обучающем семинаре по проблемам музейного менеджмента и маркетинга для музеев стран Восточной Европы.

В 2001-2005 годах в составе группы российско-британских экспертов принимал участие в качестве преподавателя и руководителя в проведении обучающих семинаров «Музеи новых экономических условиях» в Узбекистане, Киргизии, Македонии, в Архангельской области, для руководящего состава музеев Закавказья «Современный музейный менеджмент в музеях Армении, Грузии и Азербайджана».

Публикации:

Автор более 35 статей по проблемам российской истории, стратегического музейного менеджмента, музееведения и музейной педагогики.

Руководитель авторского коллектива и автор статей ряда изданий, в т.ч. книг «Авторский плакат 1985-2000 годов» Санкт-Петербург. 2004.. «История российского парламентаризма Санкт-Петербург. 2006., «Изъятию не подлежит. Хранить вечно…» Санкт-Петербург. 2007.

Автор пособия-справочника «Музейно-педагогические технологии». Санкт-Петербург.1999.

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДА

Музейная интерпретация политической истории России.

Инновационные подходы.

Государственный музей политической истории России, основанный в 1919 году, занимает вполне определенную нишу среди российских музеев исторического профиля. Его специфика определяется во многом историко-политическими интерпретациями, концептуальными подходами к проектированию экспозиций.

Вниманию участников конференции предлагается презентация созданной в 2013 году, новой масштабной экспозиция музея "Человек и Власть в России в XIX - XXI столетиях". Она создавалась с учётом отечественного и зарубежного опыта музейного строительства, результатов собственной, более чем двадцатилетней деятельности по освоению новых подходов к интерпретации событий отечественной истории. Новая экспозиция - это своего рода синтез сегодняшних исторических интерпретаций и новейших достижений экспозиционного дизайна, широкого спектра музейных технологий и стратегий современного искусства. Она основана на использовании инновационных технологий и дизайнерских разработок, а также на внедрении современных мультимедийных систем. Новая экспозиция поможет посетителю сформировать собственную гражданскую позицию как ретроспективную, так и актуальную по отношению к постоянному противостоянию власти и человека.

Интерпретация истории России двух веков представлена в экспозиции в парадигме эволюции и взаимодействия властных институтов и общества, характера и особенностей их взаимного влияния на разных этапах развития страны. Этот главный концептуальный подход музея в целом был вынесен в название экспозиции «Человек и власть в России в XIX-XXI столетиях», акцентирующей внимание на 12 переломных, ключевых событиях истории России XX столетия.

1. Экспозиция «Человек и власть…», построена с учетом современных технологий музейной коммуникации, новых форм взаимодействия посетителя с музейной средой. Это не только принципиально новое пространство, но и воплощённая в натуре суперидея новой организации исторического музея в целом, своеобразный «музей в музее», отражающий мировые тенденции развития музееведения, и глубоко интегрированный в современную политическую жизнь страны.

Новая экспозиция - это инновационное музейное пространство, учитывающая новые запросы общества, располагающее качественно новым уровнем технического оснащения всей музейной инфраструктуры. Экспозиционные пространства построены по законам создания произведений искусства в трехмерном инсталяционном пространстве, не только сохраняющих музейную специфику, но создающих при этом драматический сюжет музейной экспозиции.

2. Сформировавшиеся на основе переосмысления истории новейшие концептуальные подходы к интерпретации истории отечественных и западных историков стали историографическим фундаментом новой экспозиции «Человек и власть в России …». Экспозиция предлагает модель конструирования прошлого и трансляции истории, как цепочки развилок, как моментов выбора путей дальнейшего развития страны, в периоды политических потрясений, и, что очень важно, в восприятии современников и участников событий, с разными, часто противоположными взглядами и оценками. Экспозиция даёт возможность посетителю осознать не только те альтернативы развития страны, которые были реализованы, но и те, которые остались на уровне идей и неудавшихся попыток их реализации. Сценарий экспозиции погружает посетителя в пространство постоянного выбора, вовлекает его в диалог с прошлым и с историческими персонажами, олицетворяющими альтернативные проекты развития страны, заставляя его задуматься о событиях, которые затронули мир.

3. В центр научной интерпретации проблем политической истории России помещён человек, его взаимоотношения с обществом и государством в различные исторические эпохи, судьбы политических деятелей и простых людей, их поступки. Важнейшим ракурсом презентации исторического процесса в ней является рассмотрение «большой» истории страны сквозь призму «малых» историй конкретных людей и семей. В экспозиции также представлено актуальное направление в российской музейной практике - сбор и хранение устной истории. В данном случае экспозиция демонстрирует опыт включения живых «голосов очевидцев» непосредственно в структуру экспозиционного пространства.

4. Экспозиция имеет современную систему навигации, автономную систему «AUDIOPEN» голосового сопровождения одиночных посетителей работающую на русском, немецком и английском языках. Значительна роль текстов в экспозиции, включающих несколько уровней в рамках единого модуля: вводный текст, свидетельства очевидцев, анкеты героев исторических событий, аннотации.

5. Работа над заявленной проблемой взаимоотношений человека и власти продолжается. В смысловой ряд проектируемого в настоящее время научным коллективом завершающего раздела экспозиции «Россия в 21 веке» мы закладываем такие ключевые ценности для современного российского общества, как:

· объективность и предметность предъявления исторических фактов, как условие сосуществования многообразия взглядов на исторический процесс;

· историческая перспектива и преемственность, как основа сохранения и развития базовых культурных ценностей;

· человеческий фактор и индивидуальность, как основа антропологической составляющей исторического процесса;

· толерантность, как опора конструктивного взаимодействия культур и социальных групп;

· активность позиции и ценность борьбы, как средство выработки общественного договора;

· верховенство закона, как условие и средство сохранения общественного договора.

Побуждение посетителя к осознанному восприятию своих прав и обязанностей в обществе и государстве, своей личной роли и ответственности в политическом процессе – вот сверхзадача экспозиции "Человек и Власть в России в XIX - XXI столетиях"

ikonka_pdf

Скачать


Каролин Рапкиеван (Carolyn Rapkievian)
Использование статуса национального музея для реализации перемен в обществе

Заместитель директора образовательных и музейных программ Национального музея американских индейцев Смитсоновского института. Уже более 20 лет госпожа Рапкиеван отвечает за развитие интерпретирующих проектов и отделов музея. Ранее занимала руководящие посты в научных музеях, заповедниках, детских музеях, а также исторических и художественных музеях страны.

Использование статуса национального музея для реализации перемен в обществе

Национальный музей американских индейцев начал играть активную роль в стимулировании общественного интереса, способствующего переменам в обществе. В нашем докладе рассматриваются три примера деятельности музея, направленной на искоренение расовых стереотипов, распространение информации о проблемах устойчивого экологического развития и внедрения концепции национального суверенитета.

Недавний музейный симпозиум, посвященный использованию термина «краснокожие» (Redskins) футбольной командой Вашингтона, привлек внимание к проблемам сообществ американских индейцев. Основной интерес общественности вызвали противоречия, касающиеся стереотипов и культурных заимствований в спортивной среде. А вскоре в популярных СМИ появились и комментарии национальных групп. В результате люди больше узнали о предмете конфликта, а национальный диалог об отрицательном влиянии культурных и расовых стереотипов вышел на новый уровень. Спортсмены из Вашингтона еще не сменили свое название, но это уже сделали другие команды, четко осознавшие вред, который наносят оскорбления на расовой почве.

Совместно с инициативой бывшего вице-президента Ала Гора (Al Gore) Live Earth («Живая Земля») музей реализовал первую программу, посвященную изменению климата, глобальной устойчивости и ответственности человека. Эта программа должна стать ежегодной. В стенах музея с программой смогли ознакомиться свыше 8000 человек, а спутниковое вещание сделало проект доступным для миллионов жителей планеты. Мы поделились своим мнением о научных знаниях, донесенных до нас коренными народами, долгое время жившими на своих территориях в Арктике и других регионах. Эти комплексные знания об экологии использует современная наука, и программы нашего музея помогли донести до общественности важность человеческого фактора в современных изменениях климата. Организаторы надеялись, что эти программы помогут стимулировать общественно-политическую активность как общества в целом, так и отдельных граждан, направленную на изменение отношения к окружающей среде.

Детский центр при музее позволяет заложить основы понимания политических проблем, с которыми сталкиваются коренные народы. Юным посетителям предлагается сыграть в игру, в которой здания национальных советов и флаги племен располагаются параллельно зданию Капитолия и флагу США. Таким образом мы подчеркиваем статус коренных народов как суверенных народов в составе США. Подобный вид деятельности играет важную роль в защите прав коренного населения. Коренные народы должны постоянно просвещать общественность и законодателей, а также напоминать судебной власти об исторических договоренностях между аборигенами и Соединенными Штатами.

Эти программы и интерактивные выставки Национального музея американских индейцев являются примером эффективной работы музея по вовлечению общественности в свою деятельность. Несмотря на узкую направленность, в контексте национального музея эти программы являются значительными шагами, отражающими активную позицию относительно всех субъектов нашей деятельности.

ikonka_pdf

Скачать


Кристиан Чуисо Нана (Christian Tchuisseu Nana)
Музей как учреждение с сильными связями: надежда африканского общества

Директор Музея африканского искусства (Blackitude Museum) и галереи Art of God в Яунде, Камерун. Родился в 1978 г. в городе Даула (Камерун), получил образование в области управления коммуникациями и искусством. С 2008 г. — член ИКОМ. В настоящее время занимает должность Генерального секретаря ИКОМ Камерун и активно участвует в работе и деятельности ИКОМ на территории Камеруна. Долгое время занимал различные посты и должности в рамках национального бюро Камерунского комитета ИКОМ. Представляет организацию AFRICOM в регионе Центральной Африки и работает со многими международными комитетами ИКОМ. Также участвовал в нескольких встречах и семинарах Международной организации культуры и искусства.

Вместе с коллегами, профессионалами музейного дела Кристиан Чуисо был участником многочисленных совещаний и семинаров, посвященных сохранению культурного наследия. Участвует в разных конкурсах и регулярно делится опытом с молодыми специалистами и руководителями музеев на конференциях, семинарах и программах профессионального обучения. Все вышеперечисленное позволило ему внести свой вклад в глобальное распространение и продвижение культурного наследия Камеруна и Центральноафриканского региона с помощью публикаций в научных и популярных изданиях.

Музей как учреждение с сильными связями: надежда африканского общества

Предметы африканского искусства чрезвычайно популярны. Они представлены во многих музеях планеты, их художественная ценность, традиции зодчества и деятельность первооткрывателей африканского искусства сегодня признаны во всем мире, что указывает на общее мнение в сфере искусства.

Африканские музеи должны воспользоваться такой ситуацией и использовать все возможности для переоценки своего положения. На самом деле, уже многие африканские государства и представители власти убеждают профессионалов музейного дела применить свой опыт и экспертные знания для продвижения и развития сектора музейного дела и сохранения наследия.

Профессионалы музейного дела в Африке зачастую используют возможности, предоставляемые правительством, для обновления и дальнейшего развития законодательства, особенно права в области работы музеев и сохранения наследия. Цель этого — сделать музеи более динамичными и привлекательными для посетителей и повысить интерес к изучению культурного наследия. Именно это сейчас и происходит в Камеруне и большинстве государств Центральноафриканского региона.

Последние проведенные в регионе исследования показали реальное динамичное участие жителей и посетителей в деятельности музеев, включая городские и частные, а не только региональные или государственные музеи. Таким образом, мы утверждаем, что прогресс стран Африки будет зависеть и от того, какую роль сыграют в данном процессе развитие, продвижение и распространение коллективных и индивидуальных историй и воспоминаний. Чем чаще люди будут посещать африканские страны, тем больше они будут узнавать об истории региона, музейных коллекциях и отдельных экспонатах.

ikonka_pdf

Скачать


Шон Келли (Sean Kelley)
Роль музеев в стимулировании диалога по неотложным социальным проблемам и поддержке гражданских инициатив

Старший вице-президент, директор общественных программ комплекса «Восточная федеральная тюрьма» (Eastern State Penitentiary) Филадельфия, США.

Шон Келли руководит разработкой и реализацией программ для публики с 1995 года. В настоящий момент он руководит проектом, призванным отразить колоссальный рост числа заключенных с 1970 года, а также выявить причины расовой диспропорции среди заключенных. Он постоянно посещает тюрьмы и иные места заключения и призывает музеи реагировать на вызовы, которые появляются со стороны этих сложных проблем.

Г-н Келлии разработал обучающую программу для подготовки гидов по Восточной федеральной тюрьме, а также он постоянно участвует в их подготовке и тестировании. Сейчас он контролирует проект перехода от традиционных экскурсий к программам, построенным на диалоге с посетителями.

Г-н Келли разработал аудио-гид, в подготовке которого принимали участие 27 бывших заключенных и надзирателей. Также он курировал целый ряд выставочных проектов, реализованных в тюрьме.

Г-н Келли является доцентом Ратгерского университета и преподает Музееведение.

Роль музеев в стимулировании диалога по неотложным социальным проблемам и поддержке гражданских инициатив

Свыше 185 учреждений со всего мира входят в Международную коалицию мемориальных музеев совести. Они весьма разнообразны: это и памятники с долгой историей, и недавно возникшие инициативы. Но все они хотят сохранить для потомков многообразие истории и пролить свет на широкий ряд вопросов. Эти учреждения объединяет сознательное желание установить связь между прошлым и настоящим, памятью и действием. Поэтому они помогают общественности выстраивать взаимосвязи между историей музейных объектов и их местом в современности, стимулируя диалог о проблемах социума и поддерживая гуманистические ценности. Настоящий доклад рассматривает программы Музея иммиграции острова Эллис и комплекса «Восточная федеральная тюрьма», основанные на указанных принципах.

Программа общественного диалога Музея иммиграции острова Эллис — «Говоря об иммиграции» — позволяет участникам исследовать опыт въезда мигрантов на территорию острова Эллис и сравнить его с современной иммиграцией. Эта программа реализуется при участии Городского университета Нью-Джерси: в ее рамках студенты колледжей отправляются на интерактивные экскурсии по острову Эллис, обращая особое внимание на различные аспекты иммиграции в пиковые периоды. Историческая лекция каждой экскурсии становится отправной точкой в содействии диалогу, когда студенты обсуждают воспоминания иммигрантов и делятся своим мнением о современной миграционной политике. Руководители поощряют формулирование студентами собственных идей, учат их внимательно выслушивать различные точки зрения, выступать против предвзятости и находить возможности реализовать гражданские инициативы в их сообществах.

Восточная федеральная тюрьма — это, пожалуй, лучший пример для обсуждения нынешнего состояния пенитенциарной системы США. Примечательно, что США, будучи мировым лидером по числу заключенных, до сих пор не имеют национального музея тюремного заключения. В течение последних 20 лет в стенах этого комплекса были организованы инсталляции, посвященные проблемам современности, политике и роли рас, справедливости и привилегий. Начиная с 2012 г. комплекс стремится строить свою работу с учетом потребностей посетителей. На территории Восточной федеральной тюрьмы установлена трехмерная модель графика, иллюстрирующая головокружительный взлет числа заключенных в США, рейтинг стран мира по соотношению тюремного заключения и смертной казни как мер наказания и расовое распределение американских заключенных в течение определенного периода времени. Этот новый интерактивный экспонат поможет посетителям установить личную связь с историческими изменениями, способствуя размышлению и искреннему диалогу. В организации пенитенциарной системы США, безусловно, есть ошибки, которые можно будет свободно обсудить.

ikonka_pdf

Скачать


Эльза Бейли (Elsa Bailey), Венди Мелуш (Wendy Meluch)
Сотрудничество научных музеев: привлечь общество к разработке экспозиций, посвященных современным исследованиям

Эльза Бейли (Elsa Bailey), США

Доктор Эльза Бейли обладает почти 25-летним, богатым и разнообразным опытом: она преподавала в школах, работала в научных и исторических музеях, в сфере изящных искусств, участвовала в оценке образовательных проектов и программ по всем указанным дисциплинам. Получила степень бакалавра психологии в Городском университете (City University) Нью-Йорка, степень магистра преподавания в Образовательном колледже Банк-Стрит (Bank Street College of Education) в Нью-Йорке и степень доктора философии по образовательным исследованиям (направление «Музейно-школьные партнерские проекты») в Университете Лесли (Lesley University) в Кембридже, штат Массачусетс.

Основные направления специализации доктора Бейли: обучение детей, профессиональное развитие школьных учителей и повышение квалификации педагогов-работников музеев. Много времени она посвятила научному и художественному образованию, музейно-школьным партнерским программам и работе с лицами с ограниченными способностями. После многих лет преподавания доктор Бейли вернулась к оцениванию и исследованиям, став членом исследовательско-оценочной группы Университета Лесли. Защитив докторскую диссертацию в этом университете, Эльза Бейли учредила собственное консалтинговое агентство Elsa Bailey Consulting. В настоящее время доктор Бейли живет в Сан-Франциско, однако ее проекты по оценке и консультированию образовательных программ реализуются в США и за рубежом.

В качестве приглашенного автора, докладчика и ведущего семинаров доктор Бейли проводила презентации в США и за рубежом. Тематика этих презентаций: методология музейных выставок и оценка музейных программ; обучение в неформальной среде; профессиональное развитие педагогов-работников музеев и сотрудничество школ и музеев. Доктор Бейли входила в ряд консультативных советов, ее работы часто публикуются в изданиях, посвященных неформальному обучению.

Венди Мелуш (Wendy Meluch), США

Венди Мелуш активно сотрудничает с музеями с 1970-х гг.: как студент, волонтер и штатный работник. Много внимания она уделяла впечатлениям посетителей музеев, оценивая и исследуя аудиторию. Также госпожа Мелуш имеет богатый опыт в области образовательного туризма, исполнительского искусства, некоммерческой деятельности и музейного менеджмента. За последние 17 лет была консультантом множества учреждений, помогая им привлекать посетителей к проведению выставок, развитию программ и самих музеев. Среди ее клиентов Дома истории, парки, зоопарки, научные центры и музейные структуры. Особый интерес для Венди Мелуш представляют мотивация посетителей и удовлетворение интересов посетителей музеев, помощь посетителям с ограниченными возможностями и двуязычное музейное пространство.

Венди Мелуш имеет сертификат в области исследований Латинской Америки, степень бакалавра антропологии и туристического менеджмента Государственного Мичиганского университета (Michigan State University), а также степень магистра музейного дела Государственного университета Сан-Франциско (San Francisco State University). Ее работы регулярно публикуются в электронных и печатных СМИ, Венди — участник многих семинаров по исследованиям аудитории музеев во многих странах мира.

Сотрудничество научных музеев: привлечь общество к разработке экспозиций, посвященных современным исследованиям

Современные дискуссии относительно музейного дела посвящены поиску эффективных способов продемонстрировать воздействие деятельности музеев на посетителей и общество в целом. Возможность изучить данную тему представилась при реализации одного оценочного проекта в штате Нью-Мексико, на юго-западе США. Университет Нью-Мексико получил грант от Национального научного фонда США на создание условий для исследований в области устойчивого энергетического развития. Чтобы привлечь к инициативе широкую общественность, Университет объединился с тремя научными музеями в Альбукерке. Музеям предстояло провести одну или несколько выставок, посвященных упомянутым исследованиям, а затем представить эти выставки в других учреждениях недавно созданной сети научных музеев штата Нью-Мексико. Нью-Мексико — штат с высоким уровнем национального и культурного многообразия: в частности, здесь есть испаноязычные группы населения и представители индейских племен. Поэтому условия жизни и уровень образования жителей штата значительно отличаются, при этом множество людей проживает в удаленных регионах. Мы намерены проследить за развитием этой выставки, чтобы исследовать влияние музеев на развитие образования, культуры и экономики в сообществах. Поэтому мы решили рассмотреть указанный исследовательский проект через призму его воздействия на сообщество. Мы планируем провести три предварительных исследования в указанных областях с привлечением представителей широкой общественности, преподавателей и ученых. В исследованиях с участием первой группы мы хотим использовать выборку посетителей музеев для оценки их мнения и уровня знаний по теме выставки («Энергетика»), а также их осведомленности о работе неформальных научных музейных учреждений в регионе и пользования ими. Аналогичный подход будет применен к группе преподавателей, но с акцентом на формальном школьном обучении. Наконец, работая с группой ученых, мы планируем собрать информацию, что именно, по их мнению, аудитория музеев должна знать о проводимом исследовании в области энергетики, а также чем обусловлен интерес данной группы к исследованию. Будут оцениваться вопросы научной карьеры и возможности диалога по важным вопросам изучения и развития энергетической сферы. Полученная в результате информация будет использована при разработке выставки, чтобы сделать экспозицию максимально актуальной с разных точек зрения.

ikonka_pdf

Скачать


Нина Борисова, кандидат технических наук
Влияние политики на экспозиции технических музеев

Сотрудничала с рядом телекоммуникационных компаний в качестве инженера, исследователя, разработчика и менеджера. С 2003 г. — заместитель директора по науке Центрального музея связи им. А. С. Попова, доцент Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича.

Влияние политики на экспозиции технических музеев

Согласно общепринятому определению музейным экспонатом называется предмет, обладающий культурной ценностью либо особыми характеристиками, которые делают его общественно важным для сохранения, изучения и публичного представления. В рамках темы «Музеи и сохранение памяти» предлагается обсудить вопрос, влияет ли политика на музейные экспонаты. На этот вопрос нет однозначного ответа, особенно когда речь заходит об экспонатах из коллекции технических музеев. С одной стороны, политика и политики никак не влияют на «историческую память» параметров технического объекта, таких как дизайн, материалы, принцип действия и т. д. С другой стороны, музейные экспонаты и коллекции следует публично представлять и изучать самыми разными способами (в виде научных публикаций, выставок, экспозиций и т. п.). В этом случае велик риск субъективной презентации музейных экспонатов и коллекций, в том числе силен фактор политического влияния.

В докладе исследуется политическое влияние только на постоянные музейные экспозиции. На основе анализа постоянных экспозиций в ряде отечественных и зарубежных технических музеев (в основном телекоммуникационных) можно отметить два бесспорных аспекта политического влияния. Во-первых, политика влияет на структуру экспозиции, а во-вторых, на «политическую окраску» представления экспонатов. Как правило это не относится к самым ценным экспонатам.

Третий аспект влияния остается спорным: он связан с глобальной тенденцией использовать музейные экспонаты, рассказывающие об изобретениях, как средство поддержания национальной гордости. Например, слова «Мы — первые в мире» встречаются в экспозициях, посвященных изобретениям в области радио, в разных странах мира. В некоторых странах есть свои «Поповы» и «Гагарины». На самом деле большинство технических изобретений и новаторских проектов стали возможными благодаря усилиям целого ряда ученых. Шаг за шагом эти ученые вносили свой вклад в создание и развитие подобных разработок. Самым интересным примером влияния политики в данном случае являются экспозиции стран, не имеющих собственных научных достижений в каком-либо «новаторском проекте». В этом случае выставляются изобретения из стран, близких в политическом отношении, в национальном аспекте и т. д.

Вывод: политическое влияние на экспозиции технических музеев широко распространено как в России, так и в других странах мира.

ikonka_pdf

Скачать


Эрин Бейли (Erin Bailey)
Анализ политики, вербальных и социальных ролей при подготовке выставок, посвященных ЛГБТ-сообществу, в американских музеях

Приглашенный куратор, Музей истории и промышленности, Сиэтл, штат Вашингтон, США

Анализ политики, вербальных и социальных ролей при подготовке выставок, посвященных ЛГБТ-сообществу, в американских музеях

В Соединенных Штатах музейные работники много лет вели дискуссию о том, как в музеях должна представляться тема гомосексуальности. Однако лишь в последнее десятилетие в национальной политике произошел значительный сдвиг, направленный на поддержку ЛГБТ-движения. В результате музеи страны увеличили число экспозиций, посвященных ЛГБТ-сообществу. Размышляя о расширении гомосексуальной темы в музеях, профессионалы продолжают разрабатывать наиболее эффективные подходы для демонстрации политических аспектов. В данном исследовании будут проанализированы изменения, произошедшие в американской внутренней политике: от начала политической поддержки ЛГБТ-движения до увеличения числа экспозиций, связанных с гомосексуальной тематикой. Особое внимание будет уделено тому, каким образом сдвиги в общественном сознании повлияли на решение музеев представлять политические темы, а также использовать влияние музеев как платформу для создания актуальных политических обращений, совершенствуя методы по преодолению противоречивости таких обращений.

Данное исследование опирается на партнерство между движением «Гомосексуальность — в музеи» (QTM) и Музеем истории и промышленности (MOHAI), используя его как образец того, как можно переосмысливать политику музейных экспозиций и обсуждать трансформацию музея в форум по общественно значимым вопросам. Это партнерство способствовало появлению выставки «Обнажение гомосексуальности», которая рассказывает, как региональные ЛГБТ-движения сумели изменить национальную историю, каким образом Сиэтл оказывал поддержку ЛГБТ-движению во всеамериканском масштабе и, наконец, каким образом этот город завоевал репутацию либерального и дружелюбно настроенного к участникам данного движения. Одна из целей выставки — соединить опыт ЛГБТ-движения с другими общественными течениями, чтобы расширить понимание самоидентификации ЛГБТ-общественности и роли музея в отображении влияния активной деятельности и политических изменений на общество.

Выставка «Обнажение гомосексуальности» призвана изменить сам подход музеев к показу ЛГБТ-движения, к подбору контента и его интерпретации в результате политического влияния. В данный момент представление актуальных политических тем в музеях далеко от совершенства. Поэтому музеи собирают мнения авторитетных экспертов и используют живые примеры лидеров сообщества, воссоздавая историю всего движения. В основе программы «Гомосексуальность –—в музеи» лежит модель Консультативного комитета общин, созданного из 15 ЛГБТ-организаций, определяющих контент и идеологию выставки «Обнажение гомосексуальности». Использование такой модели позволило превратить Музей истории и промышленности в инструмент социальных перемен, который дает возможность изучать и осмысливать актуальные проблемы. Данная методология и партнерство подчеркивают важность взаимного доверия при обращении к новым социальным группам, а также необходимость соблюдения принципов прозрачности, достоверности и равноправия при обращении к острым политическим вопросам.

ikonka_pdf

Скачать


Донна Дж. Керен (Donna J. Keren), Кэрин Графстрём (Karin Grafström)
Культура — вечный путешественник

Донна Дж. Керен (Donna J. Keren), доктор наук, США

Старший вице-президент, программа исследований и анализа, компания NYC & Company

Донна Дж. Керен работает в NYC & Company, официальной туристической, маркетинговой и партнерской организации Нью-Йорка, с 2002 г. Она руководит одной из самых представительных и новаторских программ в области туризма. Программа исследований и анализа в NYC & Company регистрирует важнейшие статистические показатели в туристической сфере города. Доктор Керен разработала для NYC & Company так называемый Ежегодный обзор культурной аудитории.

Это исследование призвано определить ключевые факторы и проблемы культуры и искусства. С 2009 г. эта инициатива поддерживала маркетинговые исследования и программные инициативы организаций-участников. В 2011 г. Донна Керен возглавила общегородскую инициативу по проведению первого в своем роде исследования влияния однополых браков на городскую экономику. Среди ее других инновационных проектов: исследования местных и региональных туристических продуктов для разработки соответствующих эконометрических моделей оценки числа туристов. Доктор Керен обладает более чем 30-летним опытом маркетинговых и стратегических исследований. Ранее занимала должность вице-президента компании Strategic Surveys International, руководя отделом социальных тенденций и новых рынков. Эта компания сотрудничает в сфере маркетинговых исследований с клиентами из секторов финансов и телекоммуникаций, культуры и искусства, а также с рядом ведущих некоммерческих организаций. Вскоре после событий 11 сентября компания оказывала поддержку Американскому Красному кресту Большого Нью-Йорка при определении необходимого диапазона требуемых услуг, а также сотрудничала с организациями Нижнего Манхэттена по вопросам восстановления жизнедеятельности местных общин. В 1990-х гг. Донна Керен руководила консалтинговой компанией в области исследований и технического содействия некоммерческим и общественным организациям. Бывший профессор в университете Темпл (Филадельфия), отдел антропологии и Латинской Америки. Ныне приглашенный профессор в Школе международных и общественных дел Колумбийского университета, также является приглашенным членом факультета Центра управления гостеприимством, туризмом и спортом Tisch в Нью-Йоркском университете и регулярно проводит занятия на факультете по программе исследования туризма в Университете Барселоны. Работала в таких организациях, как Фонд рекламных исследований, The Brand USA, Фонд исследований туризма и путешествий, Торгово-промышленная палата Манхэттена и Grantmakers in the Arts. Принимала участие в ряде международных конференций, среди которых можно выделить III ежегодную Международную ЛГБТ туристическую конференцию в Монтевидео (Уругвай), проведенную в дни принятия национального закона о равенстве браков. Коренная жительница Нижнего Манхэттена, докторскую степень получила в аспирантуре Городского университета Нью-Йоркска.

Кэрин Графстрём (Karin Grafström), США

С 2005 года — менеджер по маркетинговым исследованиям в Метрополитен-музее. В круг ее обязанностей в музее входят исследования посетителей, маркетинговые исследования и оценка аудитории. Кроме того, она занимается выставочными исследованиями, а также кураторским и операционным отделами музея.

Ранее Графстрём работала в отделе СМИ и развлечений мэрии Нью-Йорка, где разработала новаторское налоговое законодательство, направленное на поддержку кино- и телеиндустрии Нью-Йорка. Также занимала ведущие управленческие позиции в корпорации NBC, включая два года работы в Гонконге.

Кэрин Графстрём имеет степень бакалавра музыки и степень магистра делового администрирования со специализацией в международной стратегии. Продолжает изучить игру на фортепиано и балет и сотрудничает с Советом поэтов и писателей. В 2001 г. Графстрём была удостоена награды журнала The Economist за свое эссе, посвященное туризму в XXI веке. Кэрин Графстрём живет с семьей в Нью-Йорке.

Культура — вечный путешественник

Принципиальную важность значения музеев и культурного наследия в нашем все более мобильном и взаимосвязанном мире можно оценить благодаря желанию людей осознать собственные культурные корни, равно как и культурные корни других обществ. Художественные достижения являются осязаемым доказательством того, как развиваются различные культурные сообщества. Коллекции Метрополитен-музея представляют самые разные культуры мира, поэтому наша деятельность охватывает культурное наследие всех посетителей музея: и жителей нью-йоркских сообществ, и иностранных гостей из 190 стран мира.

В данном исследовании отношения между культурным достоянием и туризмом рассматриваются как единый процесс. Из 6 миллионов ежегодных посетителей Метрополитен-музея половина — это жители Нью-Йорка, вторая половина — из других регионов США и всего мира, причем иностранные гости составляют треть от этого количества. Таким образом, музей зависит от туризма, равно как и сам музей стимулирует туризм. Самая посещаемая культурная достопримечательность Нью-Йорка, музей является важнейшим объектом городской индустрии туризма, чей годовой оборот составляет 55,3 млрд. долларов. Благодаря ряду ежегодных исследований можно осознать ценность музея по финансовым затратам его посетителей и по прямым налоговым поступлениям от туристов, прибывающих в Нью-Йорк, в сравнении с посещением ими других культурных достопримечательностей города.

Значение культурного вклада музея в жизнь Нью-Йорка можно оценить и по результатам исследования, проведенного после возобновления работы его галерей исламского искусства. Это свидетельствует о желании городских, прежде всего мусульманских, общин узнать больше о собственной культуре и обогатить свою жизнь. Многие представители общин, желая приобщиться к корням своей культуры, впервые посетили музей. Галереи привлекают и новых иностранных туристов: как из регионов, представленных в экспозиции, так и тех, кто соотносит себя с исламской культурой. Три года спустя интерес к этой экспозиции остается неизменно высоким.

Мы также исследуем то, как различные культурные институты Нью-Йорка способствуют развитию социально-экономической жизни города, особенно развитию местной и общенациональной сферы туризма. Предметом изучения является и комбинированная экономическая ценность туристической и культурной составляющих.

ikonka_pdf

Скачать


Пино Монако (Pino Monaco)
Наше американское путешествие: как вовлечь молодежь США в создание нового образа Америки

Пино Монако (Pino Monaco), США

Ассоциированный директор Оценочной программы, Смитсоновский центр обучения и цифрового доступа. Пино Монако осуществляет наблюдение за развитием оценочных программ Центра и исследованием аудитории. Его группа работает над интеграцией неформального и формального обучения, киберобучением и вовлечением в общение не очень активных сегментов аудитории.

Магдалена Миери (Magdalena Mieri), США

Директор Программы латиноамериканской истории и культуры в Национальном музее американской истории

Дженнифер Брандейдж (Jennifer Brundage), США

Менеджер национальных программ содействия, Смитсоновские организации, Смитсоновский институт

Кристофер А. Главас (Christopher A. Glavas), США

Менеджер национальных программ содействия, Смитсоновские организации, Смитсоновский институт

Наше американское путешествие: как вовлечь молодежь США в создание нового образа Америки

Считают ли люди, что музеи — это выразители их культурной и социальной идентичности? Является ли эффективным использование новых медиа для вовлечения этих людей? Цель данного исследования: изучить, каким образом молодежь (8–12-й классы школы) восприняли «Наше американское путешествие» (OAJ), многолетнюю программу Смитсоновского института. Она призвана помочь в создании нового образа Америки, базирующегося на многообразии культур страны. Одной из главных инициатив OAJ является вовлечение юношества в создание этого нового образа при поддержке сети аффилированных со Смитсоновским институтом организаций по всей территории США. Таким образом, молодежь из совершенно разных общин будет создавать в цифровом формате интерпретации собственного миграционного опыта. Их рассказы послужат основой для будущей выставки, программ, онлайн-присутствия и других форматов в рамках OAJ. Более того, данный проект станет средством стимулирования юношества к исследованиям и критическому мышлению.

Чтобы определить интересы и возможности вовлечения молодежи в данное исследование, были рассмотрены более 170 Смитсоновских организаций. После тщательного анализа были отобраны пять общин: четыре — посредством интервью и фокус-групп с участием лиц разных возрастов, включая молодежь, и одна — благодаря поддержке документальных проектов, создаваемых учащимися в рамках сотрудничества школы и одной из Смитсоновских организаций. В результате установлено, что уровень интереса молодежи к проблеме миграции весьма отличается — и, с учетом их личного опыта, постоянно снижается. Здесь оказались затронуты тонкие материи: и молодежь, и более взрослая аудитория часто испытывали дискомфорт при обсуждении личного опыта. Чтобы преодолеть подобные проблемы, необходимо активно вовлекать местные общины, особенно ее молодых представителей, в разработку позитивных установок. Организации-участники исследования отметили, что вовлечение местных общин и совместное создание контента требует значительных затрат, особенно временных, для установления доверия между этими организациями и мигрантскими сообществами. Были определены и другие важные для проекта факторы, в частности наличие профессионального опыта при отборе целевой аудитории, способность помочь молодым людям в изложении их непростых жизненных историй. Такой подход сможет привлечь аудиторию в исследование, несмотря на имеющиеся проблемы, технологические сложности и нехватку рабочего времени персонала. Хотя проект был пилотным, школьники успешно контактировали в онлайн-режиме со своими семьями, Смитсоновской организацией-участником и приходили к пониманию того, как следует жить в этой стране. По-прежнему остается открытым вопрос о соответствии участия вовлеченной молодежи качеству их работ. Также будет предложены наработки, которые можно использовать для определения готовности музеев привлекать молодежь к подобным проектам.

ikonka_pdf

Скачать


Александр Дриккер
Музей и демографическо-демократическая революция

1960–1966 — студент факультета квантовой электроники, Ленинградский институт точной механики и оптики.

1966–1970 — инженер-исследователь, Ленинградский институт радиоэлектроники.

1970–1973 — аспирант, Институт проблем передачи информации, Академия наук СССР, Москва. 1974–1986 — доцент курса общей физики, Ленинградский институт текстильной промышленности и дизайна.

1987–2014 — начальник отдела баз данных, главный исследователь, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

2005–2014 — профессор факультета музееведения и защиты памятников, Институт философии, Санкт-Петербургский государственный университет.

Кандидат философских наук, доктор культурологии.

Сфера научных интересов: эволюция культуры, информационные технологии в музее, эстетика применения информационных технологий, музееведение, визуальная культура, социальная психология искусства, футурология культуры.

Музей и демографическо-демократическая революция

Сегодняшняя концепция музея оказалась очень популярной в современной культуре. Современный музей значительно отличается от своего предшественника — музея тоталитарного периода. Он провозглашает своими основными ценностями открытость и терпимость. Подобные заявления делают фундаментальным вопрос предназначения и роли музея в культуре и обществе.

Музейный бум и последующая радикальная реорганизация музеев как института начались после Второй мировой войны. Главной особенностью этого процесса можно назвать глобальную демократизацию. В современной массовой культуре музей испытывает влияние очень мощных сил. Сегодня развитие музея в первую очередь определяет глобальная культура, что увеличивает число посетителей. Поэтому социально-культурные преимущества концепции «Музей для всех» очевидны.

Разумеется, музей создается для всех. Его подлинная и основная функция — социальная. Это организация, действующая в общественном пространстве, призванная преодолевать биологическую изоляцию, способствовать приобщению к сокровищам культуры и вечным ценностям. В то же время откровенный уклон в сторону массовости негативно сказывается на онтологической основе музея, которая поддерживается сбалансированностью индивидуальной и социальной компонент, культурной памяти и ее фактического отражения. Однако социальность в отношении музея — это достаточно общее понятие.

Доминирующий тренд в демократической культуре — это отказ от критериев выбора культурных ценностей. Подобная ясная ориентация музея требует упрощения коммуникации между посетителем и музеем. И здесь музей рискует утратить свое историческое место и роль, свой престиж культурного института, чтобы раствориться во множестве культурно-развлекательных наслоений в глобальном конкурентной среде.

Поэтому необходимо найти правильный баланс между открытостью, доступностью музея для массового посетителя и его авторитетом культурного учреждения. Такой баланс может поддерживаться в рамках как отдельного «классического» музея, так и при наличии множества музеев самых разных типов.

ikonka_pdf

Скачать


Альфред Рок Кики (Alfred Roch Kiki)
Социальная трансформация музеев

Родился 9 августа 1984 года в городе Аджарра (Бенин). Получил образование в нескольких дисциплинах. Имеет степень магистра в области общественного развития (Университет Абомей- Калави, Бенин), а также степень бакалавра по специальности «Финансирование культурных проектов» (Университет им. Леопольда Сенгхора в Александрии, Египет).

Руководитель ряда проектов по сохранению наследия, в частности работает над проектом «Музей Аджарры» в Бенине в качестве культурного медиатора с августа 2013 по настоящее время.

Автор ряда публикаций, принимал участие в нескольких крупных научных международных конференциях. Кроме того, имеет публикации на международных веб-ресурсах

www.haiti-observateur.net; www.reseauhem.ca; www.divainternational.ch и www.togoportail.net.

Социальная трансформация музеев

Музеи возникли в конце XVIII столетия, в эпоху Просвещения и первых археологических открытий, когда возникла потребность сохранять найденные предметы искусства. В последние годы функции музеев претерпели значительные изменения: к основным — сохранению материального и нематериального культурного наследия — добавились и другие. Современные музеи стали более творческими и открытыми для широкой публики организациями. Некоторые из них подверглись еще более сильной трансформации, став узкоспециализированными детскими либо, например, ботаническими музеями.

В современном мире работа музеев направлена на самую широкую аудиторию, которой предлагается комплекс услуг на разных языках. Являясь по сути образовательными центрами, музеи стали и распространителями знаний. Особенно это заметно в таких сферах науки, как социология, антропология, археология, история и экономика. Эти дисциплины способствуют социальному формированию личности и общества, что является залогом устойчивого развития. Чтобы проиллюстрировать данный тезис, мы используем в качестве примера программу «Музей для развития», которую реализует Управление по охране окружающей среды США. Кроме того, новые подходы в менеджменте и управлении музеями способствуют привлечению молодых специалистов. Социальная трансформация музеев может быть использована для достижения поставленных целей. Кроме того, музейная деятельность поддерживает мировоззрение местных общин и стимулирует их более активно участвовать в жизни социума. Подобная трансформация также обусловливает появление бизнес-процессов, благодаря которым происходит развитие местных территорий, что в свою очередь способствует повышению уровня жизни местных общин. Примером такой практики является Порто-Ново: это город-музей с высоким потенциалом развития в качестве туристической достопримечательности.

Таким образом, современный музей меняет не только жизнь людей, но и все вокруг. Образ города, где находится такой музей, и управление им также могут зависеть от музейной деятельности. В качестве примеров мы рассматриваем Музей Аджарры (Бенин), музыкальный музей в Уагадугу (Буркина-Фасо), музей «Фута Джаллон Лабе» (Гвинея), музей «Банджун» (Камерун).

Данное исследование в первую очередь призвано выяснить, как общество воспринимает новую концепцию музея, в коллекции которого представлены популярные и научные экспонаты. Затем мы установим причины возрождения музейного дела. И наконец, покажем, как происходит социальная трансформация музеев.

ikonka_pdf

Скачать


Ли Юхуа (Li Yuhua)
Предварительные размышления о функциональной роли естественно-научных музеев в построении экологически ответственной цивилизации

Родился в апреле 1955 года, получил высшее образование. Заместитель директора Китайского геологического музея, исполнительный директор Ассоциации китайских музеев, член Международного совета музеев. Обладает обширным опытом работы в таких областях, как музейный менеджмент и исследования. Основные работы: «Выставка достижений в сферах природных ресурсов и окружающей среды в честь 60-й годовщины основания Китайской Народной Республики», «О Китайском геологическом музее», «Предложения по защите окружающей среды при добыче и утилизации минеральных ресурсов», а также «Предварительные размышления о функциональной роли естественно-научных музеев в создании экологически ответственной цивилизации».

Предварительные размышления о функциональной роли естественно-научных музеев в построении экологически ответственной цивилизации

Со стремительным развитием промышленной цивилизации вопросы защиты окружающей среды приобрели поистине глобальное значение. Люди стремятся к построению экологически ответственной цивилизации. Поэтому естественно-научные музеи должны использовать все свои ресурсы и профессиональные знания для поддержки устойчивого и гармоничного развития человечества и природы.

Во-первых, необходимым требованием социального развития является знакомство с понятием экологически ответственной цивилизации в контексте естественно-научного музея. Развитие индустриальной цивилизации принесло великолепные материальные достижения, однако оно же привело и к очень серьезным экологическим проблемам, что поставило под угрозу само существование человечества. Образование в сфере построения экологически ответственной цивилизации, на базе устойчивого развития человечества, задает темп всему процессу экологического развития. А естественно-научные музеи как общественные образовательные заведения несут ответственность за выработку образовательного стандарта в этой области.

Во-вторых, естественно-научные музеи по своей сути имеют уникальные преимущества и изначальные условия, позволяющие реализовать образовательные меры в сфере построения экологически ответственной цивилизации. Само направление общественного образования в естественно-научных музеях стало основой для экологически ответственного образования. Его профессиональные стандарты постоянно совершенствуются, растет социальное значение, и в итоге такой музей становится своеобразным учебным классом, в котором всегда распахнуты двери.

В-третьих, естественно-научные музеи должны в полной мере использовать свою образовательную функцию в построении экологически ответственной цивилизации. Базисом образования в данной сфере служит сам способ экспонирования коллекций. Ее важной формой является объяснение идей, лежащих в основе экологического мышления. Деятельность по популяризации науки — необходимый фактор развития образовательной системы по построению экологически ответственной цивилизации. «Зеленая» инфраструктура и «зеленая» экономика услуг, созданные с учетом требований по защите окружающей среды, являются эффективным инструментом, обеспечивающим развитие образовательной системы для построения экологически ответственной цивилизации.

ikonka_pdf

Скачать


Деспина Катапоти (Despina Catapoti), Николас Пападимитру (Nikolas Papadimitriou)
Музеи, социальная память и общественный дискурс: европейская перспектива

Деспина Катапоти (Despina Catapoti), Греция

Преподаватель теории культуры и цифровой культуры Департамента культурных технологий и коммуникаций Эгейского университета, Греция.

Деспина Катапоти преподавала историю и археологию в Афинском университете, Греция (1995 г.). Получила степень магистра в области археологии и древней истории (1997 г.) и степень доктора археологических наук (2005 г.) в Университете Шеффилда. С 2008 г. работает преподавателем Департамента культурных технологий и коммуникаций Эгейского университета, Греция. Ее исследовательская и преподавательская деятельность направлена на изучение теории культуры, истории науки и эпистемологии, с особым акцентом на истории и философии археологии. Текущая деятельность доктора Катапоти находится на пересечении цифровых технологий и культурного наследия. Ее цель — оценить влияние внедрения новых технологий на распространение археологического (исторического) наследия, а также его последствия.

Николас Пападимитру (Nikolas Papadimitriou), Греция

Куратор экспозиции античного мира, Музей Кикладского искусства, Афины, Греция

Николас Пападимитру окончил Афинский университет в 1993 г. и получил степень магистра и доктора наук в области истории древнего мира и археологии в университете г. Бирмингема, Великобритания. В 1999 г. вел курсы греческой археологии в университете г. Бирмингема, в 2002–2003 гг. работал консультантом по вопросам культуры в греческом Министерстве Эгейского региона. С 2003 г. — куратор экспозиции античного мира в Музее Кикладского искусства (Афины, Греция). Он отвечает за постоянную экспозицию античного греческого искусства (2009 г.), несколько временных экспозиций, онлайн-презентацию коллекций на сайте музеяwww.cycladic .gr, а также за презентации на международных культурных порталах (Europeana, Google Art Project, Claros). В 2011–2012 гг. работал в Департаменте античности Кипра как куратор экспозиции «Античный Кипр — диалог культур» (была представлена в Брюсселе с октября 2012 г. по март 2013 г.). Получил несколько стипендий и грантов от Государственного стипендиального фонда Греции, Университета Бирмингема и Дома культур мира во Франции. В 2000 г. удостоен награды им. Майкла Вентриса Института классических исследований (Лондон) за исследование микенской культуры. В 2011 г. получил стипендию Стенли Дж. Сиджера от Центра эллинских исследований Принстонского университета.

Музеи, социальная память и общественный дискурс: европейская перспектива

В настоящее время все больше исследователей признают, что музеи — это институциональные механизмы, посвященные националистическим и колониальным режимам современного периода. Кроме того, в большом количестве исследований указывается, что в современном мире уже наступил момент, когда музеи могут выйти за устоявшиеся ограничительные рамки категоризации и начать движение вперед, к «открытому общению», где возможно взаимодействие различных тем, воспоминаний, сфер анализа, ценностей, социальных групп и личностей. В Европе указанные изменения привели к формированию двух различных музейных направлений: (а) постнационалистического, цель которого — развить сеть измененных «небольших» музеев (например, музеев, экспозиции которых посвящены определенному сообществу или местности), и (b) постколониального направления, призванную поддержать «крупные» музеи, основанные согласно концепции транснационализма и культурной гибридности (например, Музей Европы — Брюссель, Музей европейских и средиземноморских цивилизаций — Марсель).

В настоящей работе признается значительное влияние текущего обсуждения на наше (музейное) понимание экспозиций. Кроме того, автор предупреждает о риске преувеличенной роли кураторов в европейских музеях, что может привести к созданию и продвижению слишком пространственного образа прошлого. Тенденция ассоциировать знание прошлого с определенными геополитическими территориями отражает образ мышления, основанный на традициях XIX столетия. И хотя музеи XIX века перевернули представление общества об истории именно под влиянием модернизма, музеи XXI века должны для начала изменить свою парадигму, чтобы создать новую революционную перспективу. Шагом в этом направлении (который можно использовать как возможность) могло бы стать смещение внимания с «пространственного» подхода к прошлому на политический подход «игр памяти». Для иллюстрации указанной точки зрения в работе рассматриваются такие вопросы: как и почему современные музеи должны пересмотреть свою общественную роль, сместив акцент с результата интерпретации на сам процесс интерпретации и преобразуя информацию в объект общественного обсуждения.

ikonka_pdf

Скачать


Алиса Прудникова, Екатеринбург, Россия
Когда возможности становятся вызовами: новый ГЦСИ

В своем докладе я проанализирую пример последних изменений в Государственном Центре Современного Искусства (ГЦСИ) в Москве. ГЦСИ – это первое в России государственное учреждение, занимающееся современным искусством, которое было создано в Москве в 1994 году. В 2012 году было предложено построить новое здание ГЦСИ на Ходынском поле и провести открытый международный архитектурный конкурс на разработку архитектурной концепции нового здания.

ГЦСИ намерен стать музеем мирового масштаба и выставочным центром, который не только получит новое здание в Москве, но и оказывать влияние на национальную культурную политику посредством своей сети филиалов. Уже сегодня ГЦСИ – это уникальная площадка, обладающая обширной сетью филиалов в различных регионах. Ресурс этой сети должен стать очевиден в новом музее. С другой стороны, сегодня Российские музеи не интегрированы в глобальное мировое культурное пространство. Таким образом, ГЦСИ должен построить горизонтальные национальные и международные связи для того, чтобы включить Россию в глобальный контекст.

Музеи современного искусства являются генераторами и игроками, формирующими правила. В 1990-е открытие региональных подразделений ГЦСИ было историческим событием и помогло сохранить многие художественные сообщества. Активные инициативные люди в регионах нуждались в институциональной поддержке. Эти центры одновременно являются независимыми и формируют свою программу и приоритеты самостоятельно, а также являются частью национальной сети. Региональные подразделения могут пользоваться всеми плюсами такой двойственности. В Екатеринбурге ГЦСИ уже не обладает монополией в сфере современного искусства, так как в последние годы стали появляться частные фонды, пространства, которыми управляют художники, а также фестивали, которые запустил ГЦСИ. Везде ГЦСИ являются уникальной площадкой для междисциплинарных проектов, реализуемых российскими и международными партнерами.

Посещаемость музея зависит от его местоположения, но за пределами традиционных туристических направлений многое зависит от политики учреждения. Программы ГЦСИ должны стать более дерзкими, ориентированными на посетителя, должны обучать и генерировать новые значения. Все, что происходит в ГЦСИ должно восприниматься как то, что необходимо увидеть. Таким образом, необходимо, что будущее здание имело возможности по изменению пространств и не ограничивало потенциал художественных программ.

ikonka_pdf

Скачать


Лаура Деметер
Собирая осколки: следы коммунистического прошлого в Бухаресте и Берлине

В настоящее время поступила в институт повышения квалификации в городе Лукка. Аспирант со специализацией в области управления и развития культурного наследия. Ее исследование посвящено механизмам того как коммунистическое прошлое становится частью наследия, это исследование основано на сравнительном анализе ситуации в Румынии и Германии.

В 2001 году окончила исторический факультет Университета в Бухаресте (Румыния). Второе высшее образование получила в 2007 году на факультете искусствоведения и итальянского языка в Рурском университете (г. Бохум, Германия). Кроме того, получила степень магистра в области исследований Всемирного наследия (ЮНЕСКО) в Техническом университете в Котбусе (Германия).

В область ее интересов попадают различные процессы — от механизмов включения в состав наследия, создания ценности, музееведения, охраны и сохранения наследия и до формирования исторической памяти и идентичности, а также истории коммунизма и Восточной Европы.

Собирая осколки: следы коммунистического прошлого в Бухаресте и Берлине

Начав с размышлений о формировании наследия и обсуждения того факта, что не все является наследием или в конечном итоге наследием становится, но все имеет такую возможность, в своем выступлении я постараюсь дать определение механизмам формирования наследия, сосредоточив внимание на конкретном аспекте, а именно на процессах создания и оценки ценности.

В соответствии с определением Питера Ховарда (Peter Howard), наследие не является «чем-то статичным», это не «продукт», какие-либо объекты не получают статус наследия автоматически, пока не будут оценены и признаны таковыми. За «введение в состав наследия» отвечают люди, которые основываются на различных критериях. Поэтому формирование наследия является лишь результатом развивающегося процесса создания добавленной ценности, селективного и субъективного процесса, когда кто-то старается что-то сохранить или получить в свою коллекцию. «Наследие формируется людьми на основе собственного понимания этого феномена и субъективной оценки различных объектов» (Ховард. Управление наследием. Интерпретация. Идентичность, 2003 г., стр. 12).

В ходе обсуждения механизмов создания ценности я хочу понять, каким образом конкретные объекты, которые изначально были лишены положительных характеристик и признания и даже считались «хламом», постепенно приобретают или даже возвращают себе статус наследия.

Я расскажу, как связь с прошлым превращается в действия, и как население Восточной Европы в настоящее время обращается и взаимодействует с физическими объектами, которые напоминают о коммунистическом прошлом их стран. Я хочу выявить механизмы, участвующие в процессе создания «наследия», на примере материальных ценностей коммунистического прошлого.

Одна из главных проблем, которые будут рассмотрены, — процесс обсуждения и анализа культурной ценности тех или иных исторических объектов, а также критерии, обуславливающие тот факт, что конкретный объект воспринимается и сохраняется как часть национального культурного наследия.

Поскольку наследие коммунистического прошлого просто колоссально, в своем выступлении я сосредоточусь на двух объектах, представляющих исторический интерес. Я собираюсь проследить судьбу коллекций, хранившихся ранее в Музее Коммунистической партии в Бухаресте и Немецком историческом музее в Берлине.

ikonka_pdf

Скачать

Юлия Кантор
Парадигма "Историческая правда - историческая память - историческая политика" в России. Музейный аспект.

Доктор исторических наук, советник директора Государственного Эрмитажа. Профессор кафедры всеобщей истории Российского Государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Автор более 100 научных работ, посвященных истории сталинских репрессий, советско-германским и советско-польским отношениям первой половины ХХ века, судьбе художественных ценностей во время Второй мировой войны. Среди них – монографии «Война и мир Михаила Тухачевского» (М.: «Время», 2005), «Прибалтика: война без правил.1939–1945» (СПбИИ РАН, Издательство журнала «Звезда», 2011), «Треугольник Москва – Варшава – Берлин» (СПб: Европейский дом, 2011, в соавторстве), «Заклятая дружба. Секретное сотрудничество СССР и Германии. 1921 – 1939 гг.» (М.: «РОСПЭН», 2014) и др. Автор ряда авторских учебных спецкурсов (по истории международных отношений межвоенного периода, милитаризации тоталитарных режимов первой половины ХХ века, судьбе художественных ценностей в годы Второй мировой войны, взаимоотношениями личности и тоталитарного государства в ХХ веке), апробированных в вузах России, ближнего и дальнего зарубежья.С 2008 года – эксперт международных исследовательских проектов Союза музеев России и Фонда Прусского культурного наследия (Германия), посвященных судьбе художественных ценностей в годы Второй мировой войны. С 2013 года является экспертом межведомственной рабочей группы по увековечению памяти жертв политических репрессий Совета по правам человека при Президенте РФ. Научную деятельность сочетает с журналистской.

«Парадигма "Историческая правда - историческая память - историческая политика" в России. Музейный аспект.»

Историческая политика, формирующая общественное мнение, опирается на факты и мифологемы. Нередко в угоду актуальным политическим задачам происходит манипулирование фактами для создания выгодного политическим элитам восприятия обществом исторического прошлого. «Кто владеем прошлым, - владеет будущим». Мифологемы зачастую являются производными пропаганды и исторической памяти, отнюдь не идентичной сумме индивидуальных «памятей». Подмена исторических фактов идеологемами является одной из характерных примет советского подхода к репрезентации истории, в том числе в музейной сфере. Музейные экспозиции нередко становились жертвами идеологического подхода к истории и к искусству. В современной России порой также возникают рецидивы «советскости». Обилие исторических фактов, ставших доступными в последние десятилетия, зачастую способно дезориентировать зрителя, привыкшего к одномерному подходу в музейном рассказе о недавнем прошлом. Именно музеи сегодня являются проводниками объективного амбивалентного видения, одновременно становясь и профессиональной «группой риска»: с одной стороны, будучи в большинстве государственными структурами они зависят от вектора исторической политики, с другой стороны могут оказаться непонятыми неподготовленной зрительской аудиторией. Также в сегодняшней России музей является и «буфером» между властью и обществом. Поскольку «болевых точек» в истории XX века немало и они вызывают активнейший и противоречивый интерес, именно музеи способны стать площадкой для полного раскрытия этих тем и выполнить просветительскую функцию, используя весь арсенал доступных документально-исторических, декоративно-прикладных, визуальных и др. средств. Парадигма «историческая правда – историческая память – историческая политика» сама по себе способна стать предметом музейного размышления и показа.

ikonka_pdf

Скачать

Гульчачак Назипова
Музеи и сохранение памяти

Генеральный директор Национального музея Республики Татарстан, доктор исторических наук, вице-президент ИКОМ России, основатель и руководитель ассоциации музеев Республики Татарстан.

Окончила исторический факультет Казанского государственного университета. Музейный работник с 30-летним стажем, работает в Национальном музее Республики Татарстан с 1984 года.

Доктор Гульчачак Назипова является руководителем и организатором многих выставочных проектов, включая меж-музейные. Организатор научно-практических конференций и музейных форумов.

Автор научных работ по истории культурной жизни в Казани и Волго-Уральском регионе, а также исследований, посвященных музееведению в Татарстане и проблемам текущей деятельности музеев. Имеет более 100 публикаций.

Музеи и сохранение памяти

Реэкспозиция Музея имени В. И. Ленина и Музея имени А. М. Горького в Казани: возвращение старых идолов!?

В Казани воссоздаются музеи двух ключевых исторических фигур XX века: Дом-музей В. И. Ульянова-Ленина и Литературно-мемориальный музей А. М. Горького.

Ленин и Горький — две исторические личности с различными судьбами, но они жили в Казани практически в одно и то же время — в 1880-х годах. Они были объединены одной эпохой, их обоих, но по разным причинам, называли «пролетариями». Ленин и Горький стали символами советской эпохи, и открытие этих музеев было вполне логичным. Музеи появились в Казани в 30-х годах, они прибрели широкую популярность и получали поддержку от государства. Во время Перестройки здания музеев обветшали, а экспозиции устарели. Посещаемость падала.

Два абсолютно разных музея, объединенных лишь эпохой, в которую жили эти исторические личности, в настоящее время возвращаются в культурное пространство города. Создатели новых экспозиций сталкиваются с практически аналогичными проблемами.

Прежде всего, ряд ученых, общественных деятелей, журналистов и политиков подвергают сомнению необходимость и обоснованность увековечения памяти этих и других идолов советской эпохи. Трудности также связаны с тем, что наши современники по-разному относятся к личности и наследию Ленина и Горького, как и к советскому прошлому в целом, оценки варьируются от восторга и безоговорочного восхваления до абсолютного неприятия и негатива или полного незнания и нежелания знать.

Во-вторых, серьезные трудности возникают при воссоздании серии экспозиций, поскольку материальное наполнение является очень важным. В советские времена основные подлинные памятные вещи и рукописи Ленина и Горького были сосредоточены в центральных архивах и музеях страны, в регионах экспонировались, в основном, копии. Таким образом, проблема поиска оригинальных предметов для таких экспозиций остается актуальной, и новые исследования, посвященные этим историческим личностям, призваны ее решить.

Несмотря на все трудности, необходимо разработать методологические и практические подходы к формированию тематической структуры экспозиций, которые должны стать привлекательными для современных посетителей. В настоящее время наблюдается тенденция к актуализации творческого наследия Максима Горького и стремление дать положительную оценку его личности и деятельности. Новые факты, которые раскрываются в ходе исследований, посвященных жизни В. И. Ленина, усугубляют негативное отношение к нему в обществе. Таким образом, совершенно понятно, что для создания новых экспозиций в этих двух музеях нельзя применять одинаковые методы.

Но эти музеи могут и должны не только показать примеры гуманистического и позитивного подхода к рефлексии и интерпретации жизни и деятельности Ленина и Горького, но и найти новые источники для экспозиций и представить значимые темы, интересные и полезные для современного общества.

ikonka_pdf

Скачать

Паулина ван дер Зее
Печаль Бельгии. Этнографические музейные коллекции и их колониальное прошлое

Специалист в области визуального искусства народностей асмат и каморо в Западной Папуа. Читала лекции по искусству Океании в Университете Гента. Сейчас сосредоточила свое внимание на этнографических коллекциях того же университета, работает хранителем. В 2007 году была приглашенным куратором удостоенной наград выставки «Столбы предков: скульптуры из тропического леса» в Музее тропиков в Амстердаме, опубликовала каталог с таким же названием. В 2009 году опубликовала книгу «Искусство как способ войти в контакт с предками». Вместе с кураторами этнографических коллекций других бельгийских музеев участвует в работе созданной недавно ассоциации музейных этнографов Ethnocol, призванной привлечь внимание политиков к проблемам, с которыми сталкиваются эти коллекции в условиях глобализации.

Печаль Бельгии. Этнографические музейные коллекции и их колониальное прошлое

Эта работа представляет собой обзор консолидированного опыта, связанного с этнографическими музейными коллекциями Бельгии. Поскольку этнографические коллекции имеют отношение к колониальному прошлому, с ними возникает много трудностей. Например, достаточно сложно согласовать цели городских администраций и других учреждений, которые имеют обыкновение недооценивать межкультурную ценность этнографических предметов, с целями кураторов коллекций, которые уверены, что музеи — это место для общения между нами и «другими».

До 1960 года Конго (настоящая кладезь произведений искусства) была колонией Бельгии, а колониальная история теперь вызывает множество споров и разночтений. Избежать этих колониальных коннотаций — одна из главных задач для любого бельгийского этнографического музея. Например, можно разбавлять этнографические коллекции другими предметами, представляя все в более модном контексте. В Бельгии это делается как на общенациональном уровне, так и на уровне городов и университетов, которые часто просто стремятся подчеркнуть собственную значимость. Но такой подход — это попытка пересмотра истории и «сглаживания острых углов» прошлого.

Для чувства вины за позорные страницы истории есть несколько причин. Чувство вины не есть искупление, но оно не позволяет нам забыть о прошлом. В то же время чувство вины подчеркивает, что мы признаем «других» историческими жертвами. В современной Бельгии проживают многие из этих «других», которые считают себя жертвами колониального периода, что еще больше усугубляет различия и затрудняет диалог. Признать отдаленные последствия прошлого — не то же самое, что увековечить это прошлое.

Это одна из причин, побудивших кураторов этнографических коллекций в Бельгии (при содействии Центра национального наследия) создать площадку для обсуждения и оценки колониального прошлого и его последствий. Кураторы хотят подчеркнуть высокую значимость этнографических предметов, собранных в колониальные времена, для современного общества и наполнить их новым смыслом. Музей, по их мнению, должен стать площадкой для диалога, где все непосредственные участники имеют право голоса. Поскольку Бельгия интегрируется в глобальное общество, межкультурный контекст ее этнографических коллекций приобретает все большую значимость. Перед музеями теперь ставятся более масштабные задачи, чем «реклама» города или направления в науке, они должны, например, стать посредниками между разными культурами. Кураторам нужно быть креативными, смелыми и терпеливыми, а также обладать большим чувством ответственности, используя музеи как «инструменты». Но нужно помнить, что «политизация» наследия — это всегда плохо.

ikonka_pdf

Скачать

Арджуна Кандотти, Айенг Аю Араиникасих
Неизвестная история. Индонезийцы и голландцы: политика правительств определяет политику музеев?

Арджуна Кандотти (Ardjuna Candotti), Нидерланды

Работает над докторской диссертацией в Университете Амстердама. Независимый музеевед, специалист в области музейного образования, организатор выставок для нескольких музеев в Амстердаме. Получила степень магистра в области музееведения и степень бакалавра в области культурологии в Амстердамском университете. Она увлечена традициями (ре)презентации в музеях в контексте «взаимного» наследия, (транс)национализма, межкультурного обмена и урбанистического символизма. В настоящее время пишет диссертацию на основе сравнительного анализа, описания и классификации древностей индусского буддизма в музеях Европы и Азии. . Читала лекции по музеологии, работала ассистентом преподавателя истории римской культуры на кафедре искусствоведения, теологии и культурологии в Университете Амстердама.

Айенг Аю Араиникасих (Ajeng Ayu Arainikasih), Индонезия

Специалист в области гуманитарных наук, магистр искусств, преподаватель музееведения на кафедре археологии Университета Индонезии. Получила степень бакалавра в области археологии в Университете Индонезии и степень магистра в области кураторства, истории искусств и музееведения в Университете Аделаиды (Австралия). Основатель и директор музея Церия, независимый специалист в области музейного образования в Джакарте (Индонезия), разрабатывает веселые образовательные программы для детей и взрослых посетителей музеев. Консультирует множество музеев Индонезии.

Неизвестная история. Индонезийцы и голландцы: политика правительств определяет политику музеев?

Общее культурное наследие Индонезии и Нидерландов — это сложная история, сформированная на основе разнообразных рассказов, мнений и воспоминаний. Обе страны придерживаются собственных взглядов на общую историю, их «истории» всегда будут противоречить друг другу и другим дискурсам прошлого. Итак, как эта история и «истории» воспринимаются в современной политике и как они представлены в музеях обеих стран? Какая история выставляется напоказ, какие «истории» рассказываются? О чем стараются умалчивать? Почему? Какова роль личных «историй» во всем этом?

В данном выступлении анализируется скрытая история и «истории» колониальных отношений между Индонезией и Нидерландами на примере индонезийских и голландских музеев и различных подходов к представлению этого общего прошлого, в частности, Войны за независимость Индонезии (1942—1950 гг.). Исследуется политическая подоплека истории и «историй», показанных в индонезийских и голландских музеях.

В работе утверждается, что отсутствие разных точек зрения, истории и «историй» можно объяснить тенденциями в политике в отношении историографии. Авторы считают, что интересы политических сил определяют, будут ли личный опыт и личные «истории» включаться в исторические экспозиции национальных музеев. В работе рассматриваются различные исторические и текущие взгляды обеих стран на общее прошлое, сложная посредническая роль музеев, наличие или отсутствие политических, военных и личных «историй» в таких учреждениях, как Музей ПЕТА в городе Богор (Индонезия) и Музей Бронбика/Мемориальный центр Нидерландской Индии в городе Арнем (Нидерланды).

Авторы делают вывод, что история, представленная в музеях, определяется не только современными вопросами и интересами. Скрытая история и «истории» также отражают политику правительств, которые говорят, какую историю и «истории» нужно рассказывать, а о каких лучше забыть.

ikonka_pdf

Скачать

Доктор Лейла Койвунен
Создание Национального музея Финляндии и замалчивание «экзотических» культур

Историк. Получила докторскую степень в Школе истории, культуры и искусствознания в Университете Турку, Финляндия. Она специализируется на истории взаимодействия, восприятия и представления европейской культуры и незападного мира в девятнадцатом и начале двадцатого веков. Докторскую диссертацию посвятила британскому имперскому воображению и механизмам визуализации Африки (опубликована издательством Routledge в 2009 году). Недавно провела анализ истории коллекционирования и экспонирования «экзотических» объектов незападной материальной культуры в Финляндии в 1870—1910 годах. В исследовании оценивается роль и влияние различных видов выставок на создание и распространение знаний о незападных культурах.

Создание Национального музея Финляндии и замалчивание «экзотических» культур

В 2013 году два крупных музея зарубежной этнографии в Финляндии — Музей культур и Музей Миссии Кумбукумбу — закрыли свои двери для посетителей. В обоих случаях причины были экономическими. Тогда возникли различные вопросы, в том числе: «Что делать с незападными артефактами из коллекций финских музеев?», «Какова их функция, и какое отношение они имеют к национальным коллекциям?», «Кто возьмет на себя ответственность за их экспонирование, и как это экспонирование организовать?».

Подобные вопросы не новы. В работе обсуждается, как эти вопросы решались в январе 1916 года, когда открывался Национальный музей Финляндии. В то время Финляндия еще была частью Российской империи, но через год, в декабре 1917 года, получила независимость. Очевидно, что музейный проект был очень важен для молодого государства с точки зрения определения и представления своей новой идентичности. Однако возникли определенные проблемы с коллекцией, которая легла в основу нового музея, поскольку значительная ее часть состояла из незападных артефактов. Они были собраны и переданы моряками, капитанами и другими путешественниками десятилетия и столетия назад. Эта часть коллекции соответствовала миссии старого музея, но в новом ей не оказалось места. Таким образом, создание Национального музея Финляндии ознаменовало собой отказ от традиционного коллекционирования в пользу подбора экспонатов, имеющих отношение исключительно к истории финской нации. В данной статье обсуждается политика и практики, направленные на замалчивание незападных «экзотических» культур. Работа также проливает свет на параллельное развитие идеи финно-угорского прошлого, которая смещает границы между финнами и представителями других культур.

ikonka_pdf

Скачать

Анджули Грэнтэм
Экспонирование наследия Русской Америки: музеи Аляски и русское прошлое

Куратор коллекций и экспонатов Музея Баранова в городе Кадьяк (штат Аляска, США). Как историк, она специализируется на истории прибрежной части Аляски. Получила степень магистра в университете Южной Каролины. Член совета директоров исторического общества Аляски.

Экспонирование наследия Русской Америки: музеи Аляски и русское прошлое

С середины XVIII века и до 1867 года Аляска была колонией Российской империи. Богатое русское наследие на Аляске не подвергается сомнению, но оно также является причиной для непрекращающихся споров по поводу самоидентификации ее жителей и интерпретации этого периода историками и музейными работниками. Русские торговцы пушниной внесли коренные изменения в жизнь местных общин, с которыми столкнулись. Тысячи людей умерли из-за болезни, голода, войны. Тем не менее православные миссионеры и креолы (общее наследие русских и местных жителей) выступили в качестве культурных посредников и принесли на Аляску христианство и грамоту. Православная церковь и креолы систематически подвергались гонениям после того, как США купили Аляску у России. Многие креолы Аляски отказались от родного наследия и стали идентифицировать себя как русские, чтобы выжить в условиях американского правления. Это касается и основателя Государственного музея Аляски, а также других первых музеев на Аляске. Эти тенденции имели не только политические последствия, они также повлияли на историографию и интерпретацию русского наследия на Аляске.

В этом выступлении обсуждаются вопросы влияния различных интерпретаций русского прошлого на деятельность музеев Аляски. На протяжении большей части XX века русское прошлое прославлялось, хотя и характеризовалось как жестокое и разрушительное для коренных жителей Аляски. Однако подписанный в 1971 году «Закон об удовлетворении земельных исков коренного населения Аляски» коренным образом изменил ситуацию. Этот период больше не представлялся в позитивном ключе, он стал скорее «русскими темными веками». Коренное население принялось восстанавливать традиционные практики и культурное наследие Аляски, отрекаясь от русских корней. Тем не менее возникает ощущение, что общественное мнение о русском прошлом снова меняет вектор. Как музеи Аляски реагировали на изменения общественного мнения относительно нашего русского прошлого? Эта статья дает ответ на вопрос, взятый в качестве подтемы: «Музеи и формирование памяти».

ikonka_pdf

Скачать

Екатерина Терюкова
Музеи, политика и религия: пример Государственного музея истории религии

Выпускница факультета истории искусств Санкт-Петербургского государственного университета. Училась в аспирантуре Государственного музея истории религии, работала над темой «Вероучение и социальная активность англоязычных протестантов в Санкт-Петербурге в начале ХХ века». С 2001 года — преподаватель кафедры философии религии и религиоведения Санкт-Петербургского государственного университета. С 2007 года — заместитель директора по научной работе Государственного музея истории религии.

Музеи, политика и религия: пример Государственного музея истории религии

Религия — один из самых действенных инструментов идеологического воздействия, используемых властями, и одновременно один из универсальных элементов человеческой культуры. Прошлое и настоящее изобилуют примерами. Не удивительно, что такой уникальный музей — Государственный музей истории религии — был основан в один из самых трагических периодов в российской истории (в 1930-е годы). Начались гонения за религиозные убеждения, культурная политика претерпевала изменения. Изменения сопровождались следующими процессами: закрытие церквей, изъятие святынь, открытие новых музеев. В 1919—1927 годах в Советской России появилось около 250 новых музеев. В 1925 году Союз воинствующих безбожников начал кампанию по созданию антирелигиозных музеев. К 1928 году таких музеев было уже около 600. В тогдашней классификации музеев это явление еще не было отражено. Религия — сложное и неоднозначное явление, что обуславливает многообразие религиозных исследований. Для экспонатов, имеющих отношение к религии, нужно было найти специфические формы и показать их сложный характер.

В этот же период появился Музей истории религии в Ленинграде. В отличие от антирелигиозных музеев, он должен был придерживаться принципов сравнительной типологии, формируя экспозицию ритуальных предметов и святынь разных народов. Цель открытия музея — представить феномен религии таким, как он есть в действительности. Музей вошел в состав Академии наук Советского Союза и стал всесоюзным центром изучения религии. Благодаря этому, вероятно, его дальнейшая судьба сложилась достаточно удачно. Он не был закрыт во время Второй мировой войны, как это произошло с другими антирелигиозными музеями.

В докладе рассматриваются важные этапы становления Музея истории религии и его постоянной экспозиции в разрезе изменений, связанных с политической ситуацией в России. Изменения в национальной и международной политике, новые идеологии, концепции экономического развития и системы ценностей оказывали влияние на характер и состав постоянной экспозиции музея.

Придерживаясь принципов научной объективности и сравнительного исторического анализа религии, музей успешно выполняет свою миссию с момента его основания. На начальном этапе важно было ликвидировать массовую неграмотность населения, сохранять историческое и художественное наследие, распространять научные знания, используя их как эффективный идеологический инструмент для строительства нового социалистического общества. Для современного периода характерна глобализация и интенсивная миграция, определяющие необходимость формирования культуры толерантности на основе изучения истории и традиций разных народов.

ikonka_pdf

Скачать

Карла Ванрепенбуш
Исторические музеи и политика в отношении увековечивания памяти: столетие Великой войны во Фландрии

Получила степень магистра в области истории (Свободный университет Брюсселя, Бельгия) и степень магистра в области музееведения (Университет Невшателя, Швейцария). Проходила стажировку в Историческом музее Ла-Шо-де-Фон (Швейцария), работала в Международном музее часов (Швейцария).

1 марта 2014 года стала аспирантом Центра исторических исследований и документации войн и современного общества (Cegesom, Бельгия) в рамках исследовательского проекта «Признание и негодование: мнения и воспоминания о Великой войне в Бельгии». Проводит исследование, касающееся материальных памятников истории Первой мировой войны в Антверпене и Льеже. Руководители: Шанталь Кестело (Chantal Kesteloot) из Cegesoma и Лоренс ван Иперселе (Laurence van Ypersele) из UCLouvain.

Исторические музеи и политика в отношении увековечивания памяти: столетие Великой войны во Фландрии

В августе 2014 года исполняется сто лет с момента начала Великой войны. Немецкие войска вторглись в Бельгию, несмотря на ее нейтралитет, страна была шокирована зверствами в отношении гражданского населения и испытала ужас будней в окопах. Поэтому неудивительно, что план памятных мероприятий, посвященных этой вехе в истории Бельгии и ее коллективной памяти, был рассчитан на четыре года.

Уже в 2011 году фламандское правительство, которое представляет говорящий на голландском языке северный регион Бельгии, подготовило план мероприятий в честь столетия Великой войны во Фландрии. В основе этого плана — пять стратегических инвестиционных проектов в регионе, где велись боевые действия. Четыре существующих музея, рассказывающих об истории Первой мировой войны, должны были быть отремонтированы, а пятый проект предполагал строительство нового Центра помощи туристам. Субсидии, выделяемые фламандским правительством, придают новый импульс для развития музеев, демонстрирующих историю Великой войны во Фландрии.

Снискавший многочисленные положительные отзывы за рубежом за свою прогрессивность и амбициозность, фламандский план мероприятий в ознаменование столетия со дня начала Великой войны, подвергся серьезной критике со стороны бельгийских историков. Критика обусловлена тем, что фламандский план мероприятий будет рекламировать регион, который в те времена еще просто не существовал. Историки также подчеркивают, что война охватила всю Бельгию, хотя самые жестокие сражения велись именно на полях Фландрии. Поэтому они считают, что фламандское правительство, проводя памятные мероприятия в честь столетия с начала Великой войны, стремится сформировать идентичность региона и представить эту идентичность на международном уровне.

Эти пять музеев, краеугольный камень фламандского плана действий, вправе самостоятельно определять содержание своей новой постоянной экспозиции. Тем не менее политическая подоплека памятных мероприятий, в которых они в настоящее время принимают участие, вызывает беспокойство, поскольку фламандское правительство рассказывает свою версию прошлого, с которой не согласны ученые-историки. Как именно эти музеи рассказывают своим посетителям о событиях прошлого, какую версию истории они представляют? До какой степени они зависят от политической воли фламандского правительства? Эти основные вопросы я хочу затронуть в своем докладе.

Чтобы ответить на эти вопросы, я буду детально анализировать фламандский план действий, а также критические отзывы нескольких бельгийских историков. Также будут рассмотрены постоянные экспозиции, посвященные Первой мировой войне, в пяти музеях, которые были выбраны для реализации стратегических инвестиционных проектов фламандского правительства: Музей «В полях Фландрии», Мемориальный музей Пашендаль (1918), «Дом Талбота», Музей на Изере и Центр помощи туристам Ганзенпоорт.

ikonka_pdf

Скачать

Орит Энгельберг-Барам
Формирование «глокальной памяти» — коллективной памяти о Холокосте на глобальном и национальном уровне: Фонд памяти мучеников и героев Холокоста «Яд ва-Шем» и Мемориальный музей Холокоста в США

Independent curator whose work centers on historical and social subjects. As a researcher, she is specializing in Jewish and Israeli history, and various aspects of collective memory.

Формирование «глокальной памяти»» — коллективной памяти о Холокосте на глобальном и национальном уровне: Фонд памяти мучеников и героев Холокоста «Яд ва-Шем» и Мемориальный музей Холокоста в США

Мы должны помнить прошлое и передавать его будущим поколениям, это универсальная ценность, и музеям отводится важная роль. В ходе своего исследования я определила, как именно два национальных музея передают знания о прошлом, интерпретируют их и формируют коллективную память и современную идентичность. В основе исследования лежит сравнительный анализ деятельности музеев, основанных крупнейшими еврейскими общинами в мире: израильский «Яд ва-Шем» и Мемориальный музей Холокоста в США. Исследование показало, что, хотя оба музея посвящены одним и тем же историческим событиям, их подходы к представлению этих событий неодинаковы.

В отличие от сохранившихся в Европе памятных мест Холокоста, Яд ва-Шем и Мемориальный музей Холокоста в США не связаны с этими историческими событиями географически. Исторические и географические основы этих музеев не столь крепки, как идеалы и политические интересы, которые привели к их созданию. В обоих музеях четко выражена дихотомия «там» (Европа) и «здесь» (Израиль или США). В «Яд ва-Шем» «там = изгнание», «здесь = искупление»; в Мемориальном музее Холокоста в США «там = диктатура», «здесь = демократия». Но оба музея представляют исторические события таким образом, что «там» была катастрофа, а «здесь» находится решение лежащих в ее основе проблем. В этом смысле они очень похожи: оба «национализируют» память о Холокосте и утверждают, что ситуация в стране, в которой они живут в настоящее время, абсолютно другая.

Объекты исследования: политические посылы (на основе анализа состава выставок), местоположение музеев и их значение, архитектура и посещаемость, подход к противопоставлению «универсальных уроков» Холокоста и «партикуляризма». Например, даются ответы на следующие вопросы. Кто попадает в группу «жертв» (евреи, синти и цыгане, Свидетели Иеговы, гомосексуалисты и т. д.) и как именно подается информация о них? Что рассказывается об антисемитизме? Какую точку зрения предлагается принять посетителям (жертвы? виновные? наблюдатели? освободители лагерей?)? И, самое главное, какое «решение» предлагается (национальное возрождение в Израиле? антифашистская политика? пропаганда гуманизма? борьба за демократические ценности? толерантность в отношении различных этнических групп? и т. д.)? Кроме того, в ходе исследования были проанализированы документы и протоколы, характеризующие процессы планирования.

Важность исследования обусловлена широким обсуждением вопросов, связанных с идентичностью двух еврейских общин: американской и израильской. Исследование охватывает более широкий контекст: построение национального этноса, глобальные изменения в культуре, сдвиг в ценностях западного общества.

ikonka_pdf

Скачать

Карен Франклин
Разграбленные культурные ценности еврейского народа — вопросы владения и реституции

Директор Семейного исследовательского проекта Института имени Лео Бека в Нью-Йорке. В настоящее время является председателем Комитета мемориальных музеев ИКОМ. Ранее была председателем Совета американских еврейских музеев и членом правления Американской ассоциации музеев и ИКОМ-США. Член Консультативного совета Института европейского наследия Шоа, входит в состав рабочей группы, которая занимается объектами культурного наследия иудаики и еврейства.

Разграбленные культурные ценности еврейского народа — вопросы владения и реституции

В последние месяцы ряд новостей, связанных с разграбленными в эпоху нацизма культурными ценностями, снова привлек внимание общественности к этим вопросам. Это и обнаружение сотен произведений искусства, спрятанных в Мюнхене и Зальцбурге Корнелиусом Гурлиттом (Cornelius Gurlitt), сыном нацистского торговца Хильдебрандта Гурлитта (Hildebrandt Gurlitt), и выход в прокат фильма «Охотники за сокровищами» со звездой Голливуда Джорджем Клуни (George Clooney) в одной из главных ролей.

Такое пристальное внимание привело к тому, что происхождение хранящихся в современных музеях артефактов стало проверяться более тщательно. Тем не менее общественность, пресса и даже музейные работники часто приходят в замешательство, когда приходится обсуждать сложные правовые и моральные вопросы в отношении прав собственности и реституции. Это особенно актуально для объектов культурного наследия иудаики и еврейства, поскольку вопросы индивидуальной и общественной собственности в этой связи так и не были полностью решены. Эту тему необходимо рассматривать в контексте более широкого обсуждения вопросов собственности и реституции общественного имущества.

В 2009 году, по результатам Международной конференции в Праге об имущественных правах жертв Холокоста, была подписана Терезинская декларация, одобренная 47 странами. С целью выполнения рекомендаций, изложенных в декларации, был основан Институт европейского наследия Шоа с пятью рабочими группами. Рабочей группе, которая занимается объектами культурного наследия иудаики и еврейства, было поручено разработать оптимальные практики в этой области. Эта статья посвящена критически важным и уникальным вопросам, связанным с разграбленными культурными ценностями иудаики и усилиями рабочей группы по созданию руководящих принципов и лучших практик.

В рабочую группу под председательством доктора Фелиситас Гайман Елинек (Felicitas Heimann-Jelinek) сегодня входят музейные и архивные работники из Австрии, Греции, Нидерландов, Чехии, Германии, Израиля, Бельгии и США. Группа инициировала амбициозный проект по созданию интерактивной виртуальной выставки на тему того, что должно быть сделано с объектами еврейской материальной культуры, которые были украдены, экспроприированы или изъяты у отдельных семей и общин и права собственности на которые вызывают вопросы. Несмотря на то что проект не будет завершен до 2016 года, представленные примеры демонстрируют сложность рассматриваемых вопросов и важность разъяснения всех нюансов всем заинтересованным сторонам.

  • Вопросы прав собственности на еврейские ритуальные объекты до Второй мировой войны.
  • Предметы иудаики, похищенные у общин, которые больше не существуют.
  • Предметы иудаики, которые ранее принадлежали конкретным лицам.
  • Предметы иудаики, которые в довоенный период принадлежали неизвестным лицам.
  • Предметы иудаики, которые в довоенный период принадлежали неизвестным общинам.
  • Предметы иудаики, похищенные из еврейских музеев, архивов и библиотек (не обязательно еврейских).

На этой сессии будут рассмотрены некоторые конкретные примеры.

ikonka_pdf

Скачать

Йорг Скрибелайт, Ульрих Фриц
Мемориальные выставки бывших концентрационных лагерей в современных музеях новейшей истории
От реликвий до музеев — памятники на месте бывших концлагерей в ведении Баварского мемориального фонда

Йорг Скрибелайт (Jörg Skriebeleit), Германия

Направления исследований: культурология и европейская этнология в Тюбингенском университете Эберхарда и Карла и Берлинском университете Гумбольдта. Особое внимание уделяет современной истории, холокосту, праксису и теории музеев и выставок.

Повышение квалификации: получил докторскую степень в Центре исследования антисемитизма в Техническом университете Берлина (профессор Вольфганг Бенц).

Род занятий: с 1999 года — директор мемориала концентрационного лагеря Флоссенбюрг.

Публикует научные статьи, посвященные истории концентрационного лагеря Флоссенбюрг, мемориальной культуре и музееведению (например, Das Außenlager Bayreuth des KZ Flossenbürg. Wieland Wagner und Bodo Lafferentz im «Institut für physikalische Forschung», Байройт, 2003 г.; Erinnerungsort Flossenbürg, Akteure, Zäsuren, Geschichtsbilder, Геттинген, 2009 г.; Erinnerung ausstellen, Берлин, 2011 г.).

Получал стипендии в университетах Берлина (Университет Гумбольдта), Марбурга, Мюнхена (Университет Людвига-Максимилиана) и Вены.

Отвечает за новую концепцию мемориала концентрационного лагеря Флоссенбюрг.

Главный куратор множества исторических выставок, из последних: «Что остается. "Наследие" концентрационного лагеря Флоссенбюрг». Недавно эта выставка была удостоена наград «Лучший музей в Баварии — 2011/2012», «Специальный приз конкурса "Лучший европейский музей года — 2014».

Научный руководитель различных мемориальных проектов (например, Мемориал уничтоженным евреям Европы (Берлин); Мемориал «База-бункер немецких подводных лодок "Валентин"» (Бремен), Мемориал жертвам мюнхенской резни в 1972 году).

Ульрих Фриц (Ulrich Fritz), Германия

Магистр искусств, литературовед, историк, куратор выставок, сотрудник Фонда гуманитарной помощи Siemens (1999—2001 гг.), Мемориала концентрационного лагеря Флоссенбюрг (2001—2010 гг.), с 2011 года — научный сотрудник Баварского мемориального фонда (проект «Сублагеря в Баварии»). Работает над диссертацией, посвященной сублагерям концентрационного лагеря Флоссенбюрг, в Техническом университете Берлина под руководством профессора Вольфганга Бенца. Опубликовал множество статей об истории концентрационного лагеря Флоссенбюрг, «маршах смерти», мемориальной культуре и выставочной деятельности.

Мемориальные выставки бывших концентрационных лагерей в современных музеях новейшей истории

Открывая посвященные жестоким преступлениям мемориалы непосредственно на месте событий, организаторы осознанно отказываются от фундаментальных подходов к созданию экспозиции, формированию атмосферы и индивидуальности, которые были характерны для европейских музеев на протяжении всей истории их существования. С тех пор как в музее Бухенвальда появились «горы трупов», все попытки найти новые формы для многогранного отражения реалий концентрационного лагеря представляли собой метания между фактом и вымыслом, морализацией и музеализацией.

Мемориалы концентрационных лагерей — это множество объектов в одном. Это современные голгофы, кладбища, экспозиции семейных историй, музеи под открытым небом, места, где проводится обучение и предоставляется доступ к историческим источникам, относящимся не только к периоду существования концентрационных лагерей, но и последующим десятилетиям, в течение которых происходило осмысление самого факта их существования. Тем не менее бывшие концентрационные лагеря имеют еще и более важную функцию — это еще и музеи.

Эта их функция создает определенные сложности с точки зрения разработки концепции выставок. Сегодня главная задача заключается не столько в предъявлении подлинных доказательств тех ужасов, которые там произошли, сколько в рефлексивной и дискурсивной презентации и толковании тех исторических событий. Главная задача мемориальных выставок в бывших концентрационных лагерях состоит в том, чтобы представить историю и исторические процессы, раскрыв при этом всю их сложность, обозначить действующих лиц, обеспечить смену перспективы и вызвать искреннее сочувствие жертвам, не ограничиваясь поверхностной морализацией.

История экспозиций в мемориальных музеях концентрационных лагерей Германии — это несколько десятилетий борьбы за саму возможность их открытия. Кроме того, после воссоединения их концепции подвергались пересмотру, и этот процесс был сопряжен с идеологией и саморефлексией. Такие экспозиции могут пролить свет на то, что должно сохраняться и неоднократно обновляться, особенно в связи с историей восприятия лагерей. Если им это удастся, мемориалы концлагерей и их выставки превратятся в нечто больше, чем просто один из видов музеев, право на существование которого на музееведческом уровне до сих пор иногда оспаривается классическими историческими музеями. С точки зрения подходов к представлению исторических процессов такие мемориалы на самом деле могут стать авангардом.

От реликвий до музеев — памятники на месте бывших концлагерей в ведении Баварского мемориального фонда

После Второй мировой войны бывшие концентрационные лагеря стали памятниками своим жертвам, но при этом перед ними ставились разные цели. Холодная война, в которой участвовала и Германия, формировала определенное отношение к этим исполненным символизма объектам. Германская Демократическая Республика превратила бывшие лагеря, подобные Бухенвальду, в национальные мемориалы. В Федеративной Республике Германия, однако, внимание государства к таким объектам в течение длительного времени ограничивалось лишь их правовой защитой. Первая выставка в Дахау была открыта в 1965 году под давлением со стороны бывших заключенных и нескольких немецких активистов.

После воссоединения Германии федеральное правительство инициировало преобразования и обеспечивало финансирование национальных мемориалов в бывшей ГДР. Национальная программа федерального правительства в отношении мемориалов включает в себя как памятники национал-социалистической диктатуры, так и памятники социалистического режима в ГДР, что вызывает непрекращающиеся споры.

В 2002 году Федеральная земля Бавария передала мемориалы в Дахау и Флоссенбюрге в ведение вновь созданного Баварского мемориального фонда. Попечительский совет фонда возглавляет министр культуры и образования Баварии. Финансирование обеспечивает правительство федеральной земли Бавария, а с 2009 года — федеральное правительство. Основная цель фонда — сохранение и развитие мемориальных комплексов как «свидетелей преступлений национал-социализма, памятников жертвам и объектов, которые вносят свой вклад в воспитание будущих поколений» (статья 2). Список задач в уставе фонда включает в себя все классические функции музеев: организация выставок, коллекционирование и документирование артефактов.

Таким образом, закон обуславливает сдвиг парадигмы: мемориалы бывших концлагерей в Германии, которые ранее считались просто памятными местами, все чаще воспринимаются как современные музеи и учреждения для политического образования. Интерес общественности и профессиональное признание растут: ежегодно мемориал Дахау принимает около 700 000 посетителей, в основном зарубежных. Мемориал бывшего концентрационного лагеря Флоссенбюрг был номинирован на участие в конкурсе «Лучший европейский музей года — 2014». Кроме того, мемориальные комплексы становятся ключевыми объектами для политиков, это недавно подтвердил визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Дахау (2013 г.).

В последние годы Баварский мемориальный фонд сосредоточил внимание на проектах, не связанных с бывшими главными концлагерями напрямую: специалисты фонда создают новые выставки в бывших сублагерях и обслуживают 75 лагерных кладбищ по всей Баварии. Растущая сеть включает мемориалы по всей Европе, в деятельности фонда участвуют представители общественности и национальных политических кругов, музейные эксперты, активисты и, самое главное, оставшиеся в живых узники и члены их семей.

ikonka_pdf

Скачать

Доктор Франциска Нентвиг
Музеи и политика — послевоенная история в музеях Берлина. «Моментальный снимок ситуации» на примере Городского музея Берлина

Генеральный директор и управляющий Городского музея Берлина. Образование и опыт работы: обучение в Дрезденской высшей школе музыки имени Карла Марии фон Вебера (Дрезден, 1984—1988 гг.), защита диссертации в Дрезденском техническом университете (1993 г.). Долгое время являлась помощником генерального директора Музея гигиены в Дрездене. С 2002 года — управляющий директор музея Иоганна Себастьяна Баха в его родном городе Айзенахе. С 2006 года — генеральный директор Городского музея Берлина и Фонда городских музеев Берлина. Некоторые из организаций, в работе которых она принимает участие: член правления Landesverb and der Museen zu e.V. LMB; вице-президент ИКОМ Германии; консультант Haus Brandenburgisch-Preussischen Geschichte; член консультативной группы по культуре Фонда Кафедрального собора Бранденбурга (Domstift Brandenburg), член Комитета ЮНЕСКО (Berliner Komitee fur UNESCO-Arbeit V.).

Музеи и политика — послевоенная история в музеях Берлина. «Моментальный снимок ситуации» на примере Городского музея Берлина

Уникальная послевоенная история Берлина закончилась воссоединением Восточного и Западного Берлина и восстановлением целостности Германии.

В 1990 году Берлин начал восстанавливать свою «нормальность», и этот процесс продолжается до сих пор. Текущие процессы и изменения отражаются и на работе более чем 180 городских музеев.

Городской музей Берлина, который был основан в 1995 году, в своих пяти корпусах выставляет экспонаты государственного музея истории и культуры. Музей играет активную роль в динамичной культурной жизни и укрепляет свои позиции, реализуя «генеральный план» на десять лет. Например, планируется уделять более пристальное внимание различным музеям, которые занимаются вопросами исторической медиации.

На первой международной конференции, в которой участвуют три входящие в ИКОМ страны (Россия, США и Германия), мы представим «моментальные снимки» некоторых музеев в Берлине и расскажем о современных подходах к представлению послевоенной истории. Это будет крайне интересно, потому что все три страны играли и продолжают играть важную роль в становлении Берлина.

ikonka_pdf

Скачать

Доктор Масум Момая
Кто такой «американец»?

Куратор в Смитсоновском институте. В течение 20 лет занимается вопросами защиты прав женщин, полового, расового и классового равенства и социальной справедливости. Курировала две онлайн-выставки на нескольких языках, выставку общины в местном музее, персональную выставку художника и совместную тематическую выставку нескольких художников.

«Не только Болливуд: американцы индийского происхождения участвуют в формировании нации» — текущая выставка доктора Масум Момая в Смитсоновском институте, включающая более 200 исторических и современных фотографий, три десятка произведений искусства и два исторических артефакта, помогающих оценить вклад иммигрантов из Индии и американцев индийского происхождения в историю США. Ранее Масум Момая работала куратором в Международном музее женщин в Сан-Франциско и Музее наследия индийской диаспоры в Чикаго. Также была ведущим исследователем и писателем Ассоциации по правам женщин в развитии и Совета программы по правам женщин «Международной амнистии».

Более 100 ее статей, подкастов и выставок, включая обзор книги «Половина неба» Николаса Кристофа (Nicholas Kristof) и Шерил ВуДанн (Sheryl WuDunn) для гарвардского журнала о политике в отношении женщин, были переведены на более чем десять языков. Масум Момая — страстный оратор. Выступала в Белом доме и многочисленных университетах, участвовала в нескольких международных конференциях. Сотрудничала с такими известными СМИ, как NPR, Associated Press, BBC News, Agence-France Presse, Reuters, Wall Street Journal, Washington Post, Huffington Post, Times of India, Hindu, Vogue India и feministing.com

Масум Момая с отличием окончила бакалавриат в области государственной политики и феминистских исследований в Стэнфордском университете, получила степень магистра в области образования и защитила докторскую диссертацию в Гарвардском университете, посвятив свое исследование вопросам развития человеческого общества. Является выпускницей программы Coro Fellowship in Public Affairs в Сан-Франциско, работала в Центре исследований в области развития в Оксфордском университете.

Кто такой «американец»?

В этом докладе будет рассказано о выставке, которую я курировала в Смитсоновском институте. Она называлась «Не только Болливуд: американцы индийского происхождения участвуют в формировании нации». Ознакомившись с выставкой, музейные работники, музееведы, соавторы исследовательских проектов и посетители, включая туристов, ставили перед собой вопрос «А кто такой "американец"?».

Смитсоновский институт финансируется за счет государственных средств и пожертвований частных лиц, 364 дня в году он бесплатно принимает около 30 миллионов посетителей. Институт активно занимается созданием и распространением знаний. Вот уже 168 лет институт устраивает выставки в области истории, искусства и культуры, которые максимально точно показывают, кто такие американцы и какова их роль на мировой арене и в самих Соединенных Штатах. Как и в большинстве учебников по американской истории, история в Смитсоновском институте рассказывается почти исключительно с точки зрения белых небедных гетеросексуальных христиан мужского пола, в том числе кураторов, соавторов исследовательских проектов и других специалистов, работающих на выставках. Также это касается сценариев выставок. Все остальные по-прежнему считаются «другими».

Выставка «Не только Болливуд» призвана изменить ситуацию. Этому посвящена данная статья. Во-первых, я опишу процесс разработки концепции выставки и построения необходимых взаимоотношений с иммигрантами из Индии и американцами индийского происхождения по всей стране, которые рассказывали свои истории, предоставляли фотографии и экспонаты для выставки. В 2008 году, когда мы приступали к реализации проекта, ни один из 137 миллионов предметов в национальной коллекции не имел отношения к истории американцев индийского происхождения.

Во-вторых, будут описаны подходы к разработке сценария выставки как «американской повести» и доведению информации до наших коллег в Смитсоновском институте и других учреждениях. Многие музеи, включая Смитсоновский институт, уже давно проводят выставки, посвященные «экзотической» Индии. Выставляются индийские статуи, гобелены, текстиль и произведения изобразительного искусства. Поэтому, чтобы избежать путаницы, я постоянно уточняю, что выставка, о которой мы говорим, была не из этой серии.

В-третьих, я проанализирую отзывы посетителей из числа индийской диаспоры в США и срез мнений широкой общественности, чтобы выяснить отношение к способу описания личных историй американцев индийского происхождения как истории США и представления американцев индийского происхождения как американцев. Наконец, я хочу обсудить некоторые последствия этого опроса с точки зрения (1) установления взаимоотношений между музеем и общинами «других»; (2) изменения формы и расширения мандата и состава выставок в национальных публичных музеях, а также влияния на непрекращающиеся дебаты по поводу иммиграции и мнения о том, кто является американцем в США.

ikonka_pdf

Скачать

Варсик Саргсян
Воссоздание истории в музеях

Родился в 1987 году в городе Дилижан (Армения). Аспирант Института древних рукописей «Матенадаран», имени Месропа Маштоца в городе Ереван. Область интересов: «История в музейном пространстве». С 2008 года работает гидом в этом же институте. В 2008 году окончил факультет культуры Армянского государственного педагогического университета по специальности «управление музеями и охрана памятников», квалификация «бакалавр». Получил степень магистра, окончив в 2010 году факультет истории в Ереванском государственном университете по специальности «мировая история».

Воссоздание истории в музеях

Музеи и история тесно связаны между собой. Большое количество исторических музеев по всему миру рассказывают посетителям историю своей страны, города, нации и т. д. При этом музейным работникам приходится находить ответы на следующие вопросы: кому, почему и как следует рассказывать об истории? Действительно, структура выставок музея во многом зависит от упомянутых выше вопросов. Поэтому интерпретация истории и ее представление в музеях практически никогда не бывают нейтральными.

В любом случае состав экспозиции отражает наши взгляды и намерения, поскольку мы выставляем одни музейные предметы, отказываясь от других. Мы также отдаем предпочтение определенным пластам исторической памяти в связи с этими объектами, а всё остальное «забываем». Нельзя забывать о том, что история в музеях всегда воссоздается лишь частично. Наш выбор во многом зависит от поставленных целей и от того, какой именно исторический текст мы хотим создать.

В этом докладе я хочу, прежде всего, попытаться дать ответы на следующие вопросы:

Каким образом музеи могут помочь решить сложные исторические вопросы?

Должны ли музеи сохранять политический нейтралитет, или это место для дебатов?

Музеи в основном только поддерживают национальную идентичность или также вносят свой вклад в решение актуальных для страны проблем?

Отбор и размещение одних объектов рядом с другими открывает возможности для интерпретации определенных событий посетителями, большинство из которых не в состоянии понять суть вопроса или оценить предметы материальной культуры в составе экспозиции. Сами объекты, конечно, не несут в себе никаких сообщений, но то впечатление, которое получают посетители, формирует в их умах реальные объекты, после чего они воспринимаются ими как прямые свидетельства. Поэтому посетители могут открывать для себя новые грани музейного объекта, не предусмотренные кураторами. Опыт посетителей также учитывается в моем исследовании, поскольку я хочу узнать, как они воспринимают историю, представленную в музеях.

Свое исследование я посвятила музеям Армении, в частности Институту древних рукописей «Матенадаран» имени Месропа Маштоца и Национальному историческому музею Армении, также за основу берется опыт музеев других стран.

ikonka_pdf

Скачать

Магнус Олофссон
Музей Васа — место для демонстрации мощи

Заместитель директора Музея Васа в Стокгольме (Швеция). С 1987 года работал в музеях морской истории, занимался такими, казалось бы, малосвязанными вещами, как обучение, управление коллекциями и ИТ. Также входит в состав совета ИКОМ Швеции.

Музей Васа — место для демонстрации мощи

В Музее Васа выставляется один большой объект — практически полностью сохранившийся корабль XVII века под названием «Васа». Корабль был построен для войны с Польшей в 1620-х годах. Это большое и мощное военное судно, суперсовременное для своей эпохи. В свое первое плавание «Васа» отправился 10 августа 1628 года, но затонул, проплыв примерно 1000 метров. На поверхность его подняли только в 1961 году, через 333 года после крушения. Корабль был восстановлен и законсервирован. В 1990 году его превратили в постоянную музейную экспозицию, которая принимает более чем 1,2 миллиона посетителей в год. Музей Васа — одна из главных туристических достопримечательностей Стокгольма. Мощный военный корабль потерпел фиаско в прошлом, но добился больших успехов в настоящем.

Помимо большого количества посетителей, музей также привлекает пристальное внимание нынешних властей, которые, чтобы продемонстрировать все самое лучшее, что может предложить Стокгольм, включают посещение Музея Васа в программу каждого государственного визита. Когда король, члены правительства или представители крупных компаний хотят показать своим гостям нечто потрясающее, они ведут их в этот музей. Мы видим, как давний провал превращается современными властями в одну из главных достопримечательной страны. Ключ к разгадке этого парадокса кроется в шведской истории. Все страны стараются выставлять напоказ определенные периоды своей истории, в Швеции — это эпоха викингов, XVII век (в переводе со шведского он называется «Эпоха колоссальной мощи») и период 1950-х и 1960-х годов, когда страна совершила настоящий прорыв в экономике, технологиях, политике и социальной сфере, что позволило ей в очередной раз сыграть важную роль на международной арене. В Музее Васа представлены два из перечисленных исторических периодов — XVII век и середина XX века, когда Швеция продемонстрировала всю мощь своей техники и технологий, организовав подъем на поверхность и восстановление корабля. Именно с этими достижениями хотят ассоциировать себя современные власти.

С другой стороны, есть и другая интерпретация этой археологической находки, которая иногда используется для критики современной власти в целом и членов королевской семьи в частности.

Как власти используют исторический провал для формирования имиджа Швеции как успешной страны? Это проблема или преимущество музея? Я хотел бы обсудить эти и другие вопросы, связанные со взаимоотношениями властей и музея.

ikonka_pdf

Скачать

Анатолий Будко
Политическая власть и миссия музеев

Директор Военно-медицинского музея с 1998 года. Член президиума Российского комитета Международного совета музеев. Доктор медицинских наук, профессор. Отставной полковник медицинской службы. Заслуженный врач Российской Федерации. Награжден орденом «Знак Почета».

Выпускник Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова, Санкт-Петербургского государственного университета и Института международного гуманитарного права в Сан-Ремо, Италия.

Автор более 500 научных публикаций и 16 книг («История российской военной медицины», «История медицины Санкт-Петербурга» и другие). Председатель Санкт-Петербургского научного общества историков медицины и Санкт-Петербургского военно-исторического отделения Академии военных наук Российской Федерации.

Научные интересы лежат в области музееведения. Обосновал полицентрическую модель управления деятельностью музеев. Сформулировал определение и основные подходы к развитию музеев, концепцию универсальности и уникальности музеев. Один из инициаторов развития сравнительного музееведения в России.

Политическая власть и миссия музеев

В разные исторические периоды политическая власть России делегировала музеям определенную социальную ответственность. Петр Великий основал первый музей — Кунсткамеру — в качестве фундамента для развития отечественной науки и последующего создания Академии наук. Кроме того, этот музей стал важнейшим элементом в процессе формирования российской армии.

Ситуация повторилась во время Великой Отечественной войны. Тогда политическая власть в стране должна была решить наиболее серьезную проблему — восполнить человеческие потери. Военно-медицинский музей, основанный в 1942 году, был предшественником Академии медицинских наук СССР. В результате их совместной деятельности 72,3 % раненых и 90,6 % больных солдат возвращались в строй. Оба учреждения также подготовили сводную информацию о медицинском обеспечении военных действий — тридцатипятитомник «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

В современной России государство также делегирует музеям часть своих обязанностей и полномочий. Сотрудничество с государственными учреждениями организовано с учетом миссии каждого конкретного музея. Идеи гуманизма и милосердия лежат в основе профессии врача с момента ее появления. На этих идеях также базируется гуманитарная миссия, которая была возложена на Военно-медицинский музей помимо задачи сохранения исторического наследия российской медицины.

Для реализации миссии предпринимаются, в том числе, следующие шаги:

- Научно-исследовательская работа музея в области международного гуманитарного права помогла доказать, что российские военачальники в XVIII веке сформулировали базовые принципы международных гуманитарных норм на случай военных действий.

- Работая над проблемами международного гуманитарного права, музей обнаружил, что часть иностранных солдат, которые числятся как неучтенные потери, в период Второй мировой войны проходили лечение в советских военных госпиталях.

- Выставочные проекты музея, посвященные проблемам медицинского обслуживания военнопленных и репатриантов.

- Анализ нескольких гендерных проблем.

Гуманитарная миссия музея была высоко оценена государством.

Президент Российской Федерации выразил работникам музея благодарность «за весомый вклад в развитие музейного дела и сохранение исторических традиций отечественной медицины».

ikonka_pdf

Скачать

Тамара Огневич
Государство как заложник собственной культурной политики

Искусствовед и писатель, генеральный директор и соучредитель Центра истории, теории и управления в области искусства «Артис» (Белград, Сербия). Получила степень магистра в области истории искусства на факультете философии в Белградском университете, где она в настоящее время пишет докторскую диссертацию. Автор многочисленных эссе, научных работ, статей, критических произведений, теоретических исследований и книг по истории искусства, коммуникациям и кулинарному наследию. Как куратор, преподаватель, менеджер, специалист по связям с общественностью и маркетингу в области культуры, изобразительного и прикладного искусства, она является автором самых разнообразных творческих проектов — от авторских выставок и мультимедийных программ до концепции подлинного искусства и исследований в сфере культурного туризма.

Государство как заложник собственной культурной политики

Мощные кризисы, которыми сопровождались социальные преобразования в Сербии, инициированные в начале 90-х годов, самым явным образом отражаются на культуре, особенно на работе государственных музеев. Несколько десятилетий работа музеев во многом зависела от решений политиков, а руководство самих учреждений занимало пассивную позицию, как следствие, два крупных государственных музея — Национальный музей в Белграде и Музей современного искусства в Белграде — практически выпали из обоймы более чем на десять лет. Вышеупомянутые музеи нуждаются в реконструкции, но средств на это не хватает, и руководство ждет помощи от государства как их учредителя, поскольку нужно решать проблему, которая уже давно вызывает целый ряд общественных противоречий. Руководство самих музеев не пытается проявлять инициативу, чтобы как-то повлиять на сложившуюся ситуацию с помощью различных мероприятий, направленных на оптимизацию работы своих учреждений, ведь правительство, как ожидается, должно заботиться о них, принимать решения и действовать, но правительство оказалось неспособным осуществить необходимые реформы в культурной политике, и поэтому ведет себя как заложник.

В чем причина «недопонимания» между государством и музеями? Каковы последствия десятилетий пассивности и «политически верных», но некомпетентных решений руководства музеев? Почему руководство государственного музея должно чаще брать инициативу в свои руки, управляя учреждениями такого рода? Эти фундаментальные вопросы обсуждаются в данной работе. В этой статье автор поднимает деликатный вопрос о необходимости сокращения количества государственных музеев и рассказывает о некоторых заслуживающих внимания позитивных примерах из практики частных музеев в Сербии, подчеркивая важность воспитания нового поколения музейных работников, осознающих значимость интеграции различных сфер интересов с целью обеспечения успешного и эффективного функционирования современного музея.

ikonka_pdf

Скачать

Доктор Маттиас Хенкель
Музеи как культ современности

Как действующий член управленческой команды Центра развития аудитории, Маттиас Хенкель активно занимается исследованиями, преподает и оказывает консультационные услуги в Институте арт- и медиаменеджмента в Свободном университете Берлина. Он также в настоящее время работает на известное агентство MetaDesign в качестве консультанта по коммуникациям и брендированию в сфере культуры. Кроме того, с декабря 2013 года он занимает пост директора по связям с общественностью правительственной рабочей группы, деятельность которой получила широкую огласку, — Munich Art Trove.

В бытность директором Ассоциации Нюрнбергских муниципальных музеев (2009—2013 гг.) он стремился преобразовать эту организацию в городской полицентрический мемориальный комплекс. Для ассоциации он разработал целый ряд долгосрочных проектов. В том числе следующие: открытие выставки «Мемориал Нюрнбергских процессов (Зал 600)», переосмысление концепции Дома-музея Альбрехта Дюрера, создание музея ФК «Нюрнберг» в сотрудничестве с представителями клуба, проектирование центрального фондохранилища для различных коллекций и, наконец, создание новой постоянной экспозиции «Кайзер — Рейх — Город» в Имперском замке Кайзербург при активном участии Баварской администрации государственных дворцов и Германского национального музея. Кроме того, он стал инициатором проведения в Нюрнберге серии музееведческих конференций, на которых разгораются оживленные научные дебаты по поводу целей и задач современного музея в современном городе.

Как глава подразделения по связям с общественностью, СМИ и спонсорами Государственных музеев Берлина (2001—2009 гг.), он не только руководил всеми коммуникациями в отношении более чем 700 временных выставок, но и такими широко известными мероприятиями, как повторное открытие Старой национальной галереи, Музея Боде и Музея прикладного искусства и ремесел в Замке Кёпеник, открытие Коллекции Фридриха Кристиана Флика и Коллекции Шарф-Герстенберга, передача бюста Нефертити в Музей древностей, торжественная церемония завершения реконструкции здания для Нового музея. В сотрудничестве с агентством «Полиформ» он играл ключевую роль в разработке системы анализа потока посетителей и управлении связями с общественностью в ходе строительных работ, направленных на внесение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, в рамках генерального плана Музейного острова. Кроме того, в этот же период Маттиас Хенкель работал над широко известным в настоящее время брендом SMB в сотрудничестве с OTT + STEIN. При тесном взаимодействии с MetaDesign он подготовил сенсационные кампании для нескольких крупных выставок в SMB, в том числе: «Вавилон: мифы и реальность» (2008 г.) и «MoMA в Берлине» (2004 г.).

После стажировки в Замке-музее Браке в земле Северный Рейн-Вестфалия (1992—1994 гг.) он стал помощником куратора в Институте культурной антропологии в Геттингенском университете, где получил свой первый опыт преподавания и провел собственное исследование в области поп-культуры (1994—1996 гг.).

Входит в состав Немецкого национального комитета ИКОМ с 2010 года. Является советником по культуре Немецкой ассоциации журналистов с 2005 года. В 2009 году был членом жюри «Года науки», инициированного Федеральным министерством образования и научных исследований. В 2010—2013 годах входил в совет попечителей Фонда музеев современных коммуникаций и комитет Ассоциации музеев Баварии.

Преподает и читает лекции в следующих учебных заведениях: Свободный университет (Берлин), Университет Георга-Августа (Геттинген), FHTW/FHVR (Берлин), Университет Фридриха-Александра (Эрланген/Нюрнберг); Университет искусств (Берлин), Баварская академия волонтеров (Мюнхен).

Музеи как культ современности

1. Введение
«Наша обыденная жизнь в значительной степени определяется архитектурой, которая окружает нас каждый день. [...] Архитектура обеспечивает необходимую основу, в рамках которой мы движемся. Без архитектуры человеческое общество было бы немыслимо». (Juergen Tietz, Geschichte der modernen Architektur des 20. Jahrhundert, 1998).

Архитектура имеет очень важное значение сразу в нескольких сферах нашей цивилизации:

  • Архитектура помогает нашему духовному единению.
  • Архитектура обусловливает наши навыки восприятия.
  • Архитектура воплощает философские идеи.
  • Архитектура претворяет в жизнь знания.

2. Великие строительные проекты в истории
Какие постройки прошлого можно назвать великими? Это культовые места каменного и бронзового веков, египетские пирамиды, средневековые соборы в Европе, заводы и железнодорожные вокзалы XIX века. А с середины XIX века и музеи стали своеобразными храмами знаний. Музеи того времени напоминали кафедральные соборы или замки и были посвящены так называемой объективной науке эпохи промышленной революции. Знаменитый французский генерал Адам Филипп Кюстин (1742 – 1793) однажды сказал: «Архитектура – это физиогномика народов». Поэтому здания старых музеев имеют большое символическое значение. И вот уже 250 лет архитекторы стараются создать нечто особенное в данной сфере. Но, судя по всему, известное выражение Луиса Салливана «Форма следует за функцией» теряет в наше время свою актуальность. Внешний вид современных музеев часто напоминает некие скульптурные инсталляции. Тем самым их авторы заявляют о праве на собственное видение предназначения музеев. Но как это согласуется с изначальными функциями музеев?

3. Кодекс этики МСМ и архитектура
Что связывает МСМ и архитектуру? Всем известны основы Кодекса этики: сохранение, интерпретация, популяризация! Краткий анализ Кодекса этики показал, что в нем не упомянуты многие проблемы нового, XXI века – в том числе связанные с архитектурой.
В 1970-х годах Йозеф Бойс сформулировал «расширенное понятие искусства» – возможно, его мысли могли бы представлять интерес и для расширения музейных канонов. Архитектуру можно образно назвать постоянным обязательством с долгосрочной реализацией и большими инвестициями. А главное – архитектура имеет особое символическое значение.

4. Музеи как места нового самопознания
Даже беглый анализ архитектурных форм музеев за последние 250 лет показывает, что нам в наследство досталось большое количество старых зданий. Но мы живем в эпоху стремления к идентичности и постижению смысла, поэтому все эти постройки должны быть постепенно адаптированы к требованиям XXI века. Сегодня существует множество самых разных вариантов музейных сооружений и творческих кластеров. Используя их, МСМ как глобальное сообщество профессионалов музейного дела мог бы внести свой вклад в две важные сферы деятельности: в модификацию старых зданий, призванную увеличить число посетителей, и создание новых современных объектов. Конечно, в таком случае неизбежны конфликты между эмоциями и рациональностью, «формой» и «функцией», музеем и политикой... Но все подобные проблемы обязательно должны быть решены.

5. Музей и политика
«Нет ничего более постоянного, чем перемены», – отметил однажды Чарльз Дарвин. Эти слова справедливы и в отношении музеев, их постоянно меняющихся функций в рамках конкретного общества. Зачастую музеи существуют за счет значительной государственной поддержки. Поэтому неудивительно, что музеи всегда занимали важное место на политической арене. На мой взгляд, мы, как профессионалы музейного дела, обязаны признать, что политический потенциал музеев – не только проблема, у него есть и позитивный аспект. Важно понимать социальную значимость музеев как места образования, самопознания и идентификации личности. А для этого необходима адаптация лучших достижений музеологии за последние 250 лет к потребностям XXI века. Этот процесс представляет собой постоянное нахождение баланса между различными интересами. Как минимум, это баланс между главным предназначением музеев и политикой.

Большое влияние архитектуры — Стоунхенджа, пирамид Гизы или Великой Китайской стены — очевидно. В последние два десятка лет музеи сами все больше и больше становятся уникальными произведениями архитектурного искусства.

В прежние времена здания музеев часто напоминали храмы или церкви (например, Музей древностей в Берлине, Метрополитен-музей в Нью-Йорке). Сегодня, похоже, проектировщики новых музеев стараются превратить их в архитектурные шедевры своей эпохи (например, Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке, Центр Помпиду в Париже, Музей Гуггенхайма в Бильбао, Пирамида Лувра, Лувр в Абу-Даби).

Еще один способ подчеркнуть важность и значимость — открыть музей в историческом здании: Зимний дворец Эрмитажа представляет собой прекрасный пример реализации этого подхода. В Западной Европе многие города с богатой историей применяют этот способ для создания города-музея. Тем не менее затраты на строительство растут в геометрической прогрессии, а технологические требования становятся все более сложными, поскольку нужно поддерживать рекомендуемые параметры температурно-влажностного режима.

Затраты на строительство и финансирование в период становления, как правило, берет на себя государство. Но кто должен нести эксплуатационные расходы, финансировать специальные выставки, образовательные программы, научные исследования, организацию хранилищ?

Кодекс музейной этики ИКОМ, краеугольный камень музееведения, дает четкое определение: «Музеи сохраняют, истолковывают и пропагандируют природное и культурное наследие человечества». С этой точки зрения архитектурная «оболочка» необходима и полезна, но также существует большая потребность в финансировании, поскольку нужно запускать программы, оплачивать работу сотрудников и развивать коллекцию, создавая динамичную организацию, которая будет принимать активное участие в социальной и политической жизни.

Музейная архитектура, похоже, превратилась в глобальный язык для саморефлексии. В настоящее время по всему миру множество амбициозных музейных проектов находятся на ранней стадии реализации (Форум Гумбольдта в Берлине, МПлюс в Гонконге). Я считаю, что задача ИКОМ состоит в том, чтобы музеи не только выглядели как (меж)культурные учреждения, но и превращались в «фабрики» идентичности, участвующие в формировании общества двадцать первого века.

ikonka_pdf

Скачать

Антон Белов, Кейт Фаул
Роль музея в создании территории и общественного капитала. Место музея в концепции современного градостроительства и развитии территорий

Антон Белов, Россия

Выпускник Национального университета науки и технологии (МИСиС, бывший Московский институт стали и сплавов), основатель журнала «АРТГИД» и компании «Артменеджмент», которая первой в России стала заниматься организацией мероприятий в сфере искусства. С октября 2010 года — директор Музея современного искусства «Гараж». Обширная программа выставок, мероприятий, образовательных проектов, исследований и публикаций помогает этому учреждению доносить информацию о текущих событиях российской и зарубежной культуры, создавая возможности для общественного диалога, а также способствуя появлению новых произведений искусства и идей в Москве.

Кейт Фаул (Kate Fowle), Россия

Главный куратор Музея современного искусства «Гараж» в Москве, директор по общим вопросам Международного объединения независимых кураторов (Independent Curators International, ICI) в Нью-Йорке. В 2009—2013 годах была исполнительным директором ICI. Ранее была первым международным куратором Центра современного искусства Ullens в Пекине (2007—2008 гг.) и председателем магистерской программы по кураторской практике в Калифорнийском колледже искусств (Сан-Франциско, США), сооснователем которой стала в 2002 году. До переезда в США она была содиректором Smith + Fowle в Лондоне. В 1994—1995 годах была куратором художественной галереи и музея Towner (г. Истборн, Восточный Суссекс, Великобритания).

Последние работы включают статьи для каталогов, посвященные следующим деятелям искусств: Дуг Айткен, Джон Балдессари, Харрелл Флетчер, Илья Кабаков, Роберт Лонго, Ари Маркопулос, Стерлинг Руби, Цю Чжицзе и Алтея Таубергер. Она писала статьи о кураторстве и организации выставок для многочисленных изданий, включая «Parkett», «Modern Painters», «Mousse», «Art in America», «Manifesta Journal», «The Exhibitionist» и «Frieze».

Роль музея в создании территории и общественного капитала. Место музея в концепции современного градостроительства и развитии территорий

Роль музея в создании и развитии территории и общественного капитала. Место музея в концепции современного градостроительства и развитии территорий.

Создание музея из «немузейного» объекта, развитие территории, передача объекта или платформы другому музею.

Формирование общественного спроса на создание современного музея, который не будет учить, а станет «центром окружающей среды», создаст большое публичное пространство со свободным доступом.

Музей — это дискуссионная площадка (клуб), уникальный инструмент для формирования гражданского общества.

Важная роль музея как ключевой площадки с точки зрения круглогодичной деятельности центрального парка.

Образовательные и общественные программы — ключевые факторы (мероприятия) с точки зрения развития современного человека и увеличения количества интеллигентных людей.

ikonka_pdf

Скачать

Анастасия Митюшина
Рефлексивный музей: развивая сообщества, меняя контекст

Искусствовед. В настоящее время — куратор образовательных программ в Музее современного искусства «Гараж» в Москве. Приступив к работе в 2010 году, она постепенно превратила свой отдел в одну из ведущих организаций в сфере музейного образования в России, которая инициировала ряд уникальных программ для творческого взаимодействия с семьями, а также открыла новые возможности для профессиональной аудитории, включая издательскую программу.

С 2003 года Митюшина была консультантом двух частных коллекций международного современного искусства, руководила PR-кампаниями «Уральской биеннале», выступала в качестве помощника куратора выставки «МосквАполис» в Пермском музее. В 2005—2007 годах работала менеджером проектов государственных музеев России, курировала выставки Павла Филонова в Государственном Русском музее и Музее изобразительных искусств, а также выставку Марка Шагала в Третьяковской галерее. В 2003—2009 годах Митюшина участвовала в работе ряда печатных изданий по русскому искусству, включая журналы «Артхроника», «KhZh» и «Артгид».

Получила степень магистра в области истории искусства в Московском государственном университете. Родилась и выросла в Москве.

Рефлексивный музей: развивая сообщества, меняя контекст

Первые музеи, появившиеся в Древней Греции, изначально были храмами муз. В дальнейшем термин «музей» использовался и толковался по-разному в контексте современных культур, помогая отражать разнообразные практики. В русском языке, однако, слово «музей» по-прежнему чаще всего ассоциируется исключительно с функцией хранения исторического наследия. В отличие от актуальных европейских и американских традиций, музей описывается как «влиятельный», а не «дружественный» и «чуткий», «статичный», а не «динамичный» и «рефлексивный».

Презентация рассказывает о том, как создать динамичное учреждение, особое внимание уделяется дискуссиям вокруг определений «общества» и развитию образовательных мероприятий вместе с потребителями современного искусства в России.

В презентации будут рассмотрены исторические прецеденты превращения музея в образовательный центр (в России и за рубежом; инициативы, направленные на активное вовлечение аудитории в Музее живописной культуры; «Рабочие клубы» Родченко и т. д.), а также начало образовательной деятельности в Русском музее в последние три года (Мультимедиа Арт Музей, Москва; Московский музей современного искусства; Параллельная программа «Манифеста» в Санкт-Петербурге).

Пятилетний опыт реализации образовательных программ в «Гараже» будет проанализирован и сопоставлен со смелыми реформами объединения «Музеи Москвы» в 2013—2014 годах.

ikonka_pdf

Скачать

Кристиан Карр
Важность наследия: музеи как катализатор развития туризма на юге США

Доктор философии, профессор истории искусства в Школе гуманитарных наук Колледжа искусства и дизайна в Саванне, где также ведет занятия по музееведению. Докторскую степень в области истории искусств получила в Университете содружества Вирджинии, а сертификат администратора в сфере искусств — в Нью-Йоркском университете. Десять лет проработала в Свит Брайар Колледже в Вирджинии, сначала как приглашенный профессор DuPont, а затем — как директор программы арт-менеджмента и музея «Свит Брайар». Работала в различных учреждениях культуры, включая Национальную галерею искусств в Вашингтоне, округ Колумбия. Ей принадлежат следующие публикации: «Наглядное представление реального мира: "Культурный, художественный и архитектурный патронат в Индиане. Флетчер Уильямс"» для издания «Бесшовная сеть: трансатлантическое искусство девятнадцатого века» (Cambridge Scholars Press, 2014 г.), «Молодая аудитория для старых коллекций» для «Новые подходы к обучению: музеи и молодежь» (Heritage 365 Press, 2009 г.; повторная публикация в 2014 г.). Также подготовила статьи по декоративно-прикладному искусству для «Энциклопедии американской материальной культуры» (ABC-CLIO, 2008 г.).

Важность наследия: музеи как катализатор развития туризма на юге США

После посещения города Саванна в штате Джорджия в середине ХХ века уроженка юга аристократка леди Нэнси Астор сказала, что город похож на «красивую женщину с грязным лицом». Сегодня Саванна известна своей красотой, богатой историей и процветающим музейным сообществом. Данная работа представляет собой обзор пятидесятилетней истории преображения города и роли музеев в этом процессе. Масштабные преобразования стали возможными благодаря совместному финансированию проектов муниципалитетом, университетом и городскими музеями.

В ответ на публичную критику со стороны леди Астор лучшие представители города основали Фонд «Историческая Саванна», который должен был вносить свой вклад в сохранение наследия и благоустройство города. Несмотря на все усилия, некоммерческой организации, созданной добровольцами, было не под силу изменить судьбу этого города на берегу реки. В 1970 году некогда прекрасный исторический район площадью 5 698 кв. км представлял собой лоскутное одеяло из одно- и многоквартирных таунхаусов и зданий коммерческих и государственных структур вокруг 36 скверов, созданных в соответствии с оригинальным планом города, который был утвержден в XVIII веке.

Однако в этом «рваном» городе работали несколько культурных учреждений, таких как «Академия Telfair», первый художественный музей на юго-востоке; «Дом Дэвенпорт», построенный архитектором XIX века, решившим показать лучшее, на что он способен; «Место рождения Джульетты Гордон Лоу» — дом основательницы женского скаутского движения. Эти музеи привлекали туристов, но посетителей было крайне мало. Тридцать лет спустя, когда город «тщательно умылся», количество туристов значительно возросло. Сегодня вся экономики Саванны базируется на туризме, и музеи являются краеугольным камнем этого успеха.

В этом выступлении дан анализ этапов возрождения города Саванна и его превращения в туристическую Мекку, автор раскрывает критически важную роль музеев, которые стали лицом города. Годовой бюджет департамента маркетинга городской администрации («Приезжайте в Саванну») составляет 6 миллионов долларов, и часть этих средств направляется на поддержку местных музеев. «Туристический налог» или налог на проживание в отеле, а также местный налог в размере одного цента с каждого доллара, потраченного в историческом районе, обеспечивают дополнительные потоки доходов в пользу местных музеев.

Программы софинансирования прямых и косвенных расходов осуществляются муниципалитетом и Колледжем искусства и дизайна в Саванне, которые оказывают поддержку миссии и деятельности этих музеев.

Например, в последнее десятилетие были построены два новых здания для музеев современного искусства. Они получили международное признание и придали новый импульс развитию процветающего ныне музейного сообщества, что в свою очередь привлекает все больше туристов в Саванну. Правильность выбранного направления подтверждает тот факт, что в 2013—2014 годах в городе прошли ежегодные встречи: конференция музеев юго-востока и собрание Национального фонда сохранения истории. В статье анализируется процесс превращения музеев Саванны из специализированных учреждений в критически важные составляющие идентичности города, а также рассказывается о подходах к привлечению финансирования в рамках инновационных инициатив органов местного самоуправления. Вполне возможно, что такой успех можно повторить и в других городах, следовательно, эта статья может быть интересна участникам этой высокоинформативной и полезной конференции.

ikonka_pdf

Скачать

Доктор Маркус Вальц
Культурная жизнь «сконцентрирована» в мегаполисах и рекреационных зонах? Музеи как субъекты политики регионального развития

Проводит исследования в области культурной антропологии, истории искусства и педагогики в Бонне, пишет докторскую диссертацию по истории в Оснабрюке, проходит академическую стажировку в Государственном музее Кобленца (Рейнланд-Пфальц), является консультантом администрации Вестфальского музея в Мюнстере (Рейнланд-Вестфалия).

С 2001 года — профессор теоретического и исторического музееведения на факультете средств массовой информации в Университете прикладных наук Лейпцига (Саксония). Председатель жюри конкурса Arnold-Vogt-Preis für Museumspädagogik (с 2006 года ежегодно вручаются награды за лучшие исследования на немецком языке, посвященные музейной педагогике). Редактор двух серий музееведческих книг.

Культурная жизнь «сконцентрирована» в мегаполисах и рекреационных зонах? Музеи как субъекты политики регионального развития

В Германии политику регионального развития определяют члены федерации («земли»), и каждая из 16 федеральных земель привносит в эту политику что-то свое. Тем не менее существуют две общие причины для включения музеев в планы регионального развития: обогащение культурной жизни мегаполисов и повышение туристической привлекательности регионов. Очевидно, есть пересечение с целями туристических городов. Эта основополагающая тенденция в области политики регионального развития отражает не только стремление постиндустриальных регионов к поиску новых экономических возможностей, но и взрывной рост популярности «культурного» туризма в Германии и по всему миру.

В рамках реализованного ранее исследовательского проекта был проведен анализ статистических данных о музеях северо-западной части Германии за 1990 год. Результаты анализа позволяют мне указать на два аспекта, которые связаны с политикой регионального развития: 1) в мегаполисах и исторических столицах работает множество музеев, и по большей части их площадь выше среднего; 2) в регионах, где количество туристов часто превышает численность местных жителей (побережье, низкогорные хребты), функционирует больше всего музеев, но статистика посещений оставляет желать лучшего. Органы местного самоуправления туристических регионов инвестируют в новые музеи в надежде придать дополнительный импульс для развития местного туризма, однако желаемого результата не получают.

На конференции в Санкт-Петербурге я хочу сопоставить эти выводы с реальной ситуацией с музеями в Саксонии. Эта федеральная земля ранее входила в состав Германской Демократической Республики и, следовательно, деятельность музеев там жестко контролировалась: чтобы основать музей, нужно было получить одобрение со стороны центрального правительства в (Восточном) Берлине, поэтому количество музеев практически не изменилось. Хорошо известно, что после 1990 года открывалось большое количество новых музеев, но за интерпретацию имеющихся данных до сих пор никто не брался. Эти музеи «заполняют» регион равномерно или наблюдается определенная непропорциональность, если принять во внимание политику в области туризма в северо-западной части Германии? Также возникают вопросы по поводу статистики посещений. Успешные с этой точки зрения музеи распределены по всей Саксонии или все-таки сосредоточены в «мегаполисах и рекреационных зонах»?

ikonka_pdf

Скачать

Александр Никонов, полковник в отставке
Военно-исторические музеи, подведомственные Министерству обороны Российской Федерации: основные особенности

Директор Центрального музея Вооруженных Сил (Москва). Более 30 лет служил в Вооруженных Силах Российской Федерации. В музейной работе участвует с конца 1970-х годов (в Архангельске). Затем был переведен на службу в Москву на должность начальника войск ПВО (1984—1991 гг.). Позже занимал руководящий пост в Департаменте образования при Министерстве обороны (1991 г.). С января 1992 года — директор Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации. Под его руководством музей сильно изменился, расширил экспозиции в музейных залах и их тематику.

Окончил военное училище, Санкт-Петербургский государственный университет и Московский государственный университет. Кандидат исторических наук.

Член Президиума Ассоциации музеев России, активно участвует в работе Международного комитета музеев и коллекций оружия и военной истории (ICOMAM).

Его профессиональные интересы связаны с военной историей России в ХХ веке. Участвовал в создании и становлении военно-исторических музеев в России, Беларуси, Украине, Франции, Бельгии, Германии и других странах. В настоящее время является сопредседателем Общества «Музей Берлин-Карлсхорст» (германо-российский проект).

Военно-исторические музеи, подведомственные Министерству обороны Российской Федерации: основные особенности

С годами в России сложилась практика создания музеев, подведомственных не Министерству культуры, а другим министерствам и ведомствам. Некоторые из этих «ведомственных» музеев представляют собой крупные учреждения, хорошо известные во всем мире. В подчинении у Министерства обороны есть три популярных музея с уникальными коллекциями: Центральный музей Вооруженных Сил Российской Федерации, Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи и Центральный военно-морской музей.

В некоторых случаях так называемые «ведомственные» музеи являются своего рода непрофильными подразделениями в своих учреждениях. Поэтому для их деятельности характерны свои особенности, а иногда и противоречия.

Первая особенность связана с музейными коллекциями. Мы должны делать все возможное, чтобы гарантировать их надлежащее состояние и сохранность, кроме того, коллекции нужно пополнять. Для центральных музеев это обычная практика. Но под эгидой Министерства обороны также работают множество небольших выставок и экспозиций на местном уровне. Это могут быть музейные комнаты армейских подразделений, кадетских школ, военных университетов, профильных институтов и т. д. Иногда они настолько малы, что всё держится исключительно на энтузиастах. Наш долг — поддерживать их, чтобы ни один из действительно ценных экспонатов не был утрачен. Они очень важны для нас.

Вторая особенность связана с несоответствиями в документах двух министерств, регламентирующих деятельность музеев. Для нас это большая проблема. Министерство культуры и Министерство обороны координируют работу музеев, выполняя контрольные функции, но иногда их требования противоречивы. Например, у ведомственных музеев возникают трудности во время проверки своих коллекции из-за различий в требованиях этих двух министерств.

Третья особенность связана с финансовой поддержкой музеев. Статус музеев сменился несколько раз за последние годы. Музеи не получают достаточной поддержки от своего министерства, что не позволяет нам максимально эффективно решать поставленные задачи. Определенные улучшения есть, но ситуация по-прежнему нестабильная.

Четвертая особенность связана с музейными работниками. Финансовые трудности не позволяют сделать работу в наших музеях привлекательной для молодых специалистов. Персонал стареет. Квалификация новых сотрудников часто оставляет желать лучшего. А ведь наши музеи — это, прежде всего, научные учреждения, и нам нужны эрудированные сотрудники, хорошо знакомые с военной историей.

ikonka_pdf

Скачать

Эми Баллард
Национальный музей афроамериканской истории и культуры: вклад общества в капитал нации

Эми Баллард работает в Смитсоновском институте с 1976 года. Сегодня она занимает должность главного специалиста в области сохранения исторического наследия и проводит экспертизу планов проектно-строительных работ. Выпускница Американского университета и Университета Джорджа Вашингтона. Живо интересуется русской культурой. Получив стипендию от Фонда имени Д. С. Лихачева, создала веб-сайт «Музыкальный путеводитель по Санкт-Петербургу», участвовала в проводимой фондом конференции в Санкт-Петербурге по вопросам сохранения исторического наследия. Читает лекции, посвященные сохранению смитсоновского и исторического наследия, в России (Санкт-Петербург, Хабаровск и Владивосток) и Грузии (Тбилиси). Член правления музея Хиллвуд, Исторического кладбища Конгресса (г. Вашингтон, округ Колумбия) и Международного Совета по охране памятников и достопримечательных мест (комитета в США). Является соавтором книги «Введение в смитсоновскую архитектуру».

Национальный музей афроамериканской истории и культуры: вклад общества в капитал нации

Национальный музей афроамериканской истории и культуры, который откроет свои двери в 2015 году, станет 10-м в коллекции Смитсоновского института. Своим местоположением на Национальной аллее и дизайном музей обязан не только правительству США, но и общественности и заинтересованным группам.

В 2001 году Джордж Уокер Буш создал президентскую комиссию для изучения возможного местоположения и вариантов финансирования будущего музея. Согласно рекомендациям музей будет размещен на Национальной аллее. В 2003 году Конгресс США делегировал выбор участка совету регентов Смитсоновского института. Сравнив четыре объекта, совет остановил свой выбор на Национальной аллее.

Планы проектно-строительных работ проходят экспертизу в Смитсоновском институте и соответствуют политике этого учреждения в отношении сохранения исторического наследия. Масштабные проекты также могут оцениваться четырьмя внешними учреждениями: бюро сохранения исторического наследия правительства округа Колумбия и три правительственных учреждения США: Комиссия США по изобразительному искусству, Консультативный совет по сохранению исторического наследия и Комиссия по планированию национального капитала. Перечисленные структуры провели экспертную оценку проекта здания Национального музея афроамериканской истории и культуры, а также его взаимодействия с окружающими историческими объектами, видами и перспективами. В соответствии с правилами, установленными разделом 106 закона о сохранении национального исторического наследия, эксперты вынесли заключение о том, что новое здание будет «негативно» влиять на исторические объекты. Смитсоновский институт и регулирующие органы должны были смягчить и минимизировать этот негативный эффект, не нарушая оригинальный замысел архитектора.

Путем привлечения к обсуждению широкой общественности удалось удачно вписать здание Национального музея афроамериканской истории и культуры в облик Национальной аллеи, обеспечив минимальное влияние на окружающие исторические объекты (сузив потенциальную область воздействия). Окончательный проект был утвержден после более чем пяти лет консультаций и тесного взаимодействия с архитекторами, регулирующими органами и Смитсоновским институтом. С учреждениями и консультантами были проведены более тридцати встреч, некоторые из них были открытыми для широкой публики, все желающие могли оставлять комментарии.

Контролирующие органы и институт подписали юридически обязывающее Программное соглашение с указанием шагов, которые Смитсоновский институт обязуется предпринять для минимизации негативных последствий от строительства здания. Благодаря участию общественности этот важный новый музей получит оптимальное с архитектурной точки зрения здание и займет почетное место на Национальной аллее.

ikonka_pdf

Скачать

Хиба Кассар
Политика, идентичность и роль музеев на Ближнем Востоке

Поступила в аспирантуру по специальности «музеология» в Университет Флоренции (Италия) в 2011 году. Окончила программу «Ближневосточная археология» Дамасского университета (2009—2010 гг.). Получила степень бакалавра в области археологии в Университете Алеппо с очень хорошим итоговым рейтингом — 78,37 % (2007—2008 гг.). Окончила старшую среднюю школу в Аль-Хасака-Камишли в 2003—2004 годах. Выпускница средней школы в Аль-Хасака-Камишли (частная школа Эль-Иттихад) в 1999—2000 годах. Была волонтером отдела Ближнего Востока в музее Алеппо (2005 г.). Работает в итальянской миссии в Телль Барри. Была членом американской миссии в Телль Барри (2006—2010 гг.) и сирийско-бельгийской миссии в Телль Чагар Базар, Сирия (2010 г.). Получала стипендию в Университетском колледже Лондона в Катаре в течение трех месяцев под руководством д-ра Карен Экселль (Karen Exell) в 2013 году. Главный помощник отдела J6. Участвовала в полевых работах: планировала и контролировала раскопки, документировала результаты на английском языке, курировала новых помощников. В лаборатории строила графики и выполняла анализ данных (2008 г.). Курировала базу данных керамических изделий в Телль Мозан и проводила их анализ (2009 г.). В 2010 году участвовала в раскопках в составе бельгийско-сирийской археологической миссии в Телль Чагар Базар, польской археологической миссии в Телль Арбид и американской миссии в Телль Умм эль-Марра.

Политика, идентичность и роль музеев на Ближнем Востоке

Ближний Восток переживает период драматических политических и социальных изменений. Эти изменения, которые проявляются как революции (Сирия, Египет и т. д.) или быстрое развитие за счет нефтяных богатств (Катар), формируют новую социальную и политическую историю современного Ближнего Востока. Несмотря на широкое международное признание и осознание важнейшей роли музеев с точки зрения взаимодействия с общественностью и создания гражданского общества, музеи на Ближнем Востоке, похоже, не смогли справиться с этой задачей. Даже в Сирии и Египте с их многовековой историей и важными национальными коллекциями, музеи, по мнению местных жителей, предназначены исключительно для туристов, которые больше ценят то, что там выставляется. Поэтому социальная роль и значимость музеев в этих странах недооцениваются.

Катар, развивающаяся ближневосточная страна, которая появилась на экономической и политической карте региона несколько десятилетий назад, переживает сегодня период быстрых перемен благодаря новым месторождениям нефти и газа. Бурное экономическое развитие стало катализатором для многих изменений в структуре общества, его ценностях и концепции идентичности. Музеи в Катаре пытаются формировать новые гражданские ценности и пропагандировать новую концепцию идентичности среди населения. Создавая музеи и выставки высокого уровня, Катар пытается повысить значимость музеев в обществе с целью выполнения своей «национальной» повестки дня.

В этом выступлении я буду обсуждать роль и задачи музеев ближневосточных стран с точки зрения формирования современных гражданских ценностей и «новой» национальной идентичности с учетом быстрых изменений. Мы сравним музеи Сирии и Египта с музеями в Катаре. Сначала я докажу, что правительства в Сирии и Египте пренебрегают необходимостью интеграции музеев в жизнь общества, несмотря на то что их потенциал можно использовать для пропаганды толерантности и формирования новой концепции гражданского общества. Затем я расскажу о пристальном внимании к музеям в Катаре, которые должны играть активную роль в новом меняющемся обществе. Наконец, мы проанализируем будущую роль этих учреждений с точки зрения формирования гражданских ценностей толерантности и социальной интеграции с учетом текущей ситуации в каждой из указанных стран.

ikonka_pdf

Скачать

Людмила Бакаютова
Центральный музей связи имени А. С. Попова. Управление и финансирование ведомственного музея

Дипломированный инженер, кандидат культурологических наук, директор Федерального государственного бюджетного учреждения «Центральный музей связи имени А. С. Попова».

Родилась в Ленинграде. В 1972 году окончила факультет архитектуры Ленинградского инженерно-строительного института; в 1984 году — Ленинградский филиал Центрального института последипломного образования в области национальной экономики; в 1994-м — Международный институт научного бизнеса (г. Букингем, Великобритания). В 2008 году защитила диссертацию и получила научную степень кандидата культурологическим наук в Санкт-Петербургском государственном институте культуры и искусств. Тема диссертационного исследования: «Модернизация деятельности технических музеев: отечественный и зарубежный опыт (на примере музеев связи)».

С 2000 года — директор Федерального государственного бюджетного учреждения «Центральный музей связи имени А. С. Попова». В 2000—2003 годах принимала непосредственное участие в возрождении музея, который был закрыт для посетителей с 1974. по 2003 год. В составе авторского коллектива является лауреатом премии Правительства Санкт-Петербурга в области литературы, искусства и архитектуры, награду коллектив получил за разработку концепции дизайна и проекта выставки для Центрального музея связи имени А. С. Попова. В настоящее время решает стратегические, управленческие и организационные задачи, составляет планы и отчеты, курирует административные, экономические и финансовые вопросы, управление персоналом и другие важные направления. В период директорства Бакаютовой Центральный музей связи имени А. С. Попова стал методологическим и координационным центром ведомственных музеев связи, а также историко-культурным центром направления «Связь». Людмила Бакаютова вносит весомый вклад в развитие филателистического движения в России, поддерживает имиджевые и корпоративные цели филиального движения, способствует принятию стратегических решений в музейном сообществе, участвует в международном сотрудничестве с целью сохранения исторического наследия в области связи. Является доцентом кафедры музееведения и сохранения памятников в Институте философии Санкт-Петербургского государственного университета, читает два курса лекций по менеджменту и маркетингу в деятельности музеев.

Центральный музей связи имени А. С. Попова. Управление и финансирование ведомственного музея

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центральный музей связи имени А. С. Попова», юбилей которого состоялся в 2012 году, является некоммерческой организацией сферы культуры, призванной сохранять, приумножать и представлять широкой публике музейные коллекции и предметы, имеющие отношение к технологиям связи. Кроме того, сотрудники музея занимаются просветительской, научной и образовательной деятельностью. Центральный музей связи имени А. С. Попова хранит в своих фондах около 8 миллионов предметов, основная доля приходится на переданную музею государственную коллекцию почтовых марок России. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации № 1732-р от 30 декабря 2004 года, Федеральное агентство связи (Россвязь) является основателем музея и владельцем его коллекций.

В течение последнего года много писали о героическом возрождении учреждения «Центральный музей связи имени А. С. Попова» по случаю 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга. Это произошло после долгого (30 лет) перерыва в работе музея, обусловленного аварийным состоянием здания и части музейных предметов. Также много говорилось о роли сообщества специалистов связи в этом возрождении. Наиболее подробное описание процесса восстановления и возрождения музея было опубликовано в моей статье «Архитектурный памятник через призму научно-технического прогресса», включенной в сборник «Архитектурный памятник — музей во дворце» с материалами научно-практической конференции Государственного музея-заповедника «Петергоф».

Ранее, в своих публикациях «История модернизации Центрального музея связи имени А. С. Попова»//Издательство «Реликвия». 2006 г.; № 1 — С. 22—28; № 2 — С. 52—59 и «В честь 135-летнего юбилея Центрального музея связи имени А. С. Попова»//Материалы первой всероссийской конференции музеев связи «Ведомственные музеи связи: проблемы и перспективы», 17—19 сентября 2007 г./Центральный музей связи имени А. С. Попова; СПб, 2007 г.; С. 27—35, я рассказывал более подробно о музее, который первоначально был частью Музея телеграфной связи (позднее — Музея почтово-телеграфной связи). Этот ведомственный музей должен был соответствовать требованиям отрасли и вести научно-познавательную деятельность исключительно в интересах своего ведомства.

Наконец, в сборнике «Музеи связи: популяризация науки и техники» (материалы IV Всероссийской конференции музеев связи (10—12 октября 2013 г.). СПб: Центральный музей связи имени А. С. Попова, 2013 г., 180 стр. с иллюстрациями. ISBN 978-5-903733-30-9, с. 8—28) вышла моя новая статья «Десять лет после возрождения», в которой, основываясь на актуальном опыте, я дал краткую характеристику не менее героического десятилетия истории музея после его открытия для посетителей в мае 2003 года.

Хочу еще раз обратить внимание на тот факт, что Центральный музей связи имени А. С. Попова является историко-культурным центром направления «Связь», он призван оказывать содействие воспитанию молодого поколения научно-инженерной интеллигенции, профессиональной ориентации и обеспечению преемственности в подготовке музейных работников.

Чтобы успешно выполнять свою миссию и поставленные задачи в рамках нашего направления, музей должен решать многочисленные административные и финансовые вопросы, осуществлять долгосрочное стратегическое планирование на основе достоверной и исчерпывающей информации, полученной в процессе маркетинговых исследований в сфере культурного досуга. Для обеспечения устойчивого развития ведомственного музея нам, в первую очередь, необходима поддержка со стороны основателя, охватывающая все направления деятельности. Нужно найти оптимальные подходы к управлению ведомственным музеем, что позволит привлечь внимание основателя к решению существующих проблем и оказанию комплексной поддержки. Взаимодействие с другими ведомствами-основателями значительно отличается от взаимодействия с Министерством культуры. Об этих отличиях и результатах взаимодействия я планирую рассказать в своей статье «Центральный музей связи имени А. С. Попова. Управление и финансирование ведомственного музея».

ikonka_pdf

Скачать

Абдул Куддус
Политика и музейные коллекции в Бангладеш: обзор

Профилактические и восстановительные работы, управление хранением и исследование музейных предметов, исследовательский музей Варендра, Университет Раджшахи, Дорога-музей, Хатем Хан, Раджшахи — 6000, Бангладеш.

Участвует в работе следующих организаций: Постоянный комитет города Раджшахи по сохранению исторического и археологического наследия и развитию туризма, Комитет планирования деятельности музеев города Раджшахи, Подкомитет подготовки музейных руководств, Исторический совет Бангладеш, Музейный совет Бангладеш, Государственная ассоциация выпускников Бангладеш, Государственная ассоциация выпускников США.

Политика и музейные коллекции в Бангладеш: обзор

Museum concept continues to grow in many developing countries, but is often incorporated this growing practice slowly, incorrectly, or not at all. Despite the best intents, museum may apply unrealistic standards, guideline, or lists of best practice, with no clear sense of priority, or of realistic expected benefits. These phenomena are observed in Bangladesh owing to various reasons.

Музеи в Бангладеш не приносят дохода и считаются убыточными проектами. Неразвитая экономика не позволяет правительству оказывать ощутимую поддержку музеям. Власть стремится удовлетворять основные потребности малообеспеченных слоев населения: продукты питания, одежда, жилье, услуги в области здравоохранения, связи и т. д.

Недостаточная информированность и высокая зависимость от представителей власти, политиков и бюрократов значительно усложняют создание и модернизацию музеев.

Музей — это специализированное учреждение, работники которого должны разбираться в истории искусства, археологии, этнологии, экологии, каллиграфии, палеографии, климатологии, метеорологии, методах реставрационно-консервационной работы, подходах к созданию экспозиций и т. д. Тем не менее многие ключевые должности занимают непрофильные специалисты, которые иногда не обладают необходимыми знаниями и навыками. При смене правительства меняется и руководство музеев. В результате — подобрать квалифицированных музейных работников все сложнее.

Политические или религиозные деятели могут сделать так, что очень ценные музейные объекты будут изъяты из экспозиции или исчезнут навсегда.

Во внутренние процессы музеев очень часто вмешивается политика. Исходя из политических или религиозных соображений, работник музея может составить такое описание артефакта, что оно не будет иметь ничего общего с историческими фактами. Подобные практики замедляют процесс создания музеев.

Хранящиеся в музеях древности не должны становиться заложниками религиозных или политических разногласий. Политические лидеры или правительства должны осознавать важность музеев с точки зрения формирования идентичности на национальном или региональном уровне, обеспечивая им защиту и способствуя их развитию. В противном случае музеи так и останутся на том примитивном уровне, который имеет место сегодня. Не уделяя должного внимания музеям, человечество рискует потерять много ценной информации.

В этом докладе предпринята попытка проанализировать различные проблемы, с которыми сталкиваются музеи в Бангладеш.

ikonka_pdf

Скачать

Клаус Мор
Heimatstuben («Комнаты Родины») — уникальные германские музеи

Родился в 1958 году. Изучал фольклор, современную историю и социологию (университеты Регенсбурга и Мюнхена), в 1987 году получил степень магистра искусств. Работал в нескольких региональных музеях в Баварии (Сельскохозяйственный музей Регина, Краеведческий музей Вальдербаха, Краеведческий музей Богенберга). Внештатные проекты в области культуры и истории (документирование местного традиционного ремесла). Его деятельность связана, в основном, с научной инвентаризацией и концепциями культурно-исторических выставок. В настоящее время управляет коллекцией Музея судетских немцев в Мюнхене, является директором Ассоциации частных культурных коллекций (ассоциации местных музеев судетских немцев).

Heimatstuben («Комнаты Родины») — уникальные германские музеи

После Второй мировой войны большую часть немецко-говорящего населения стран Восточной и Центрально-Восточной Европы депортировали в оккупированную Германию. На примере немцев из Чехии и Моравии (тогдашней Чехословакии) я расскажу, как вплоть до сегодняшнего дня так называемые «судетские» немцы используют собственные учреждения наподобие музеев для интеграции в новые сообщества при одновременном сохранении своей культурной самобытности. Судетские немцы открывают собственные небольшие музеи — «Комнаты Родины» (нем. Heimatstuben) — посвященные местам, где они когда-то проживали. Термин Heimatstube не так просто перевести. Это небольшой местный музей изгнанников.

«Комнаты Родины» — уникальный вид музеев, в том числе на международном уровне. В большом количестве такие музеи встречаются только в Германии и Австрии. В основном, они просто пытаются собирать памятные вещи определенного происхождения, чтобы продемонстрировать таким образом культурные традиции. С одной стороны, создатели таких музеев хотят подчеркнуть собственную идентичность, а с другой — представить себя новым соседям как людей, равных им по культурному уровню. Дидактической подготовкой и историческим контекстом, однако, чаще всего пренебрегали.

Таким образом, на музеи типа «Комнаты Родины» с самого начала возлагались функции, отличные от функций традиционных музеев, которые должны обеспечивать сбор, хранение, изучение и экспонирование объектов. «Комнаты Родины», однако, имели другие приоритетные задачи: первоначально они выполняли очень важную функцию — выступали в качестве места для встреч людей, подвергшихся депортации. Раньше (а в некоторой степени и сейчас) в «Комнатах Родины» проходили еженедельные или ежегодные встречи, участники которых съезжались со всей Германии. Задачи социализации были важнее чисто музейных функций. «Комнаты Родины» напоминали музеи, но там не было как таковых экспозиций, не велась научная документация. Помимо социальных, на «Комнаты Родины» также возлагались определенные политические функции: во время холодной войны часто предпринимались попытки пересмотра итогов Второй мировой войны. Когда «железный занавес» пал, «Комнаты Родины» стали сосредотачиваться на задаче формирования связей со страной, где раньше проживали депортированные народы. С этой целью были инициированы многочисленные международные проекты. Несмотря на значительные успехи в этой области, будущее большей части «Комнат Родины» представляется туманным. Основные проблемы: увеличение среднего возраста смотрителей, недостаточные возможности для эффективного хранения экспонатов, низкий интерес общественности. Но Музей судетских немцев и органы власти на уровне федерации, отдельных земель и общин пытаются оказывать «Комнатам Родины» необходимую поддержку.

ikonka_pdf

Скачать

Юлия Купина
Флаг на крыше: музеи, национальная идея и идентичность в Таджикистане

Заместитель директора Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук (с 2003 года по настоящее время), руководитель отдела выставок Кунсткамеры (с 2002 года по настоящее время). Кандидат исторических наук. Работала исследователем в Кунсткамере с 1989 года.

Окончила исторический факультет Ленинградского государственного университета (1984 г.). Прошла обучение в Институте музейного менеджмента Гетти (2002 г.). В 1997 году получила стипендию Фулбрайта от Конгресса США. Выступает экспертом в рамках проектов ЮНЕСКО/ИКОМ в области развития музейного дела и охраны памятников в странах СНГ и Монголии (2006—2014 гг.).

Флаг на крыше: музеи, национальная идея и идентичность в Таджикистане

Этот доклад представляет собой анализ деятельности музеев на постсоветском пространстве в Центральной Азии на примере Таджикистана. Автор проследил эволюцию музеев за последнее столетие — как культурных, образовательных и идеологических учреждений. Исследование охватывало региональные и национальные музеи в Таджикистане, также анализировалась их роль с точки зрения представления истории, обучения, мягкой силы и социальной сплоченности. В докладе показано, как современные музеи в странах СНГ в Центральной Азии, наряду с различными выставочными и фестивальными мероприятиями, используются политическими силами для представления и фальсификации этнической, государственной и национальной самобытности с помощью материального и нематериального наследия. Экономическая и политическая ситуации в регионе оказывают влияние на воссоздание национальных музеев и возрождение наследия в процессе решения поставленных правительством задач, связанных с национальной политикой, государственностью, развитием образования и туризма. Музеи и наследие учитываются в многочисленных официальных перспективных планах стран СНГ в Центральной Азии; правительствами и различными международными организациями для достижения этой цели были предприняты некоторые существенные практические шаги, реализованы важные проекты. Проекты, предусматривающие строительство новых зданий для национальных музеев в столицах государств, предоставляют богатый материал для анализа этого вопроса наряду с оценкой состояния местных музеев в регионах. Презентация охватывает следующие темы: особенности повествования в Национальном музее Таджикистана, взаимоотношения музеев и общества, культура и правительство, формирование и продвижение «желаемой» истории, политическая значимость и социальная сплоченность, создание «портрета» нации с помощью выставок, использование наследия и музеев для консолидации и формирования нации и государства, воссоздание музейной сети в регионе в новых политических условиях.

Сегодня музеи в Центральной Азии переживают период возрождения и переосмысления, также открываются новые музеи и выставочные залы. Эти преобразования должны способствовать проецированию концепции национального самосознания как внутри страны, так и за ее пределами, а также легитимации древнего прошлого и настоящего как неделимого целого. Особое значение придается археологическим и этнографическим коллекциям и объектам. Иногда может показаться, что аутентичные музеи отражают идею этнической однородности, а не разнообразия.

Эта доклад написан по результатам анализа информации, которая была получена автором в ходе работы в регионе в качестве эксперта в рамках проектов ЮНЕСКО, направленных на сохранение музейных коллекций и развитие музейной сферы.

ikonka_pdf

Скачать

А.В. Стеценко
Деятельность общественных музеев - одно из необходимых условий сохранения и развития Культуры

Тезисы доклада первого заместителя генерального директора музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов (МЦР), вице-президента МЦР А.В. Стеценко: «Деятельность общественных музеев - одно из необходимых условий сохранения и развития Культуры»

В России не более 2% негосударственных музеев от общего их количества. Одна из основных причин такого низкого количества негосударственных (общественных) музеев заключается в том, что власть не придает должного значения роли общества в сохранении и развитии Культуры.

Культура, говорил Николай Рерих, является достоянием всего народа. Ее энергетика, проходя через сердца и сознание людей, облагораживает, просветляет как самого человека, так и его окружение и несет мир. Призыв Николая Рериха – Мир через Культуру, являющийся основным содержанием и целью Пакта Рериха, не отвлеченность, а необходимость к действию. Именно благодаря общественному движению предложенный Николаем Рерихом договор о сохранении культурного наследия человечества был подписан в 1935г. и заложил основание для развития всей системы международного гуманитарного права сохранения культурного наследия. Пакт Рериха направлен на сохранение мира на планете Земля.

В общественном движении заложена огромная сила. Она должна быть использована на созидание. Это происходит, когда ее активность направлена на культуру. История свидетельствует, что это происходит очень редко. Когда психическая энергия масс оторвана от созидательной силы Культуры, она направлена на разрушение. Последние события в Украине, Ближнем Востоке и других частях мира, где продолжаются вооруженные конфликты, являются убедительным доказательства этому. Нет культуры – нет мира. Политические и экономические механизмы, как доказывает история, не в состоянии дать нам полную гарантию сохранения мира на планете Земля.

Только массовое общественное движение, направленное в пространство Культуры способно сохранить культуру и мир. В этом процессе важная роль отводится музеям, в том числе и общественным. Музеи в свою культурную деятельность привлекают самые широкие круги общественности. История деятельности общественного музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов является ярким доказательством этого.

«Организация культурной жизни, – говорил Д.С. Лихачев, - дело не только государственных, но и общественных учреждений. В первую очередь это дело фондов культуры, в которых все люди с творческой инициативой должны чувствовать себя хозяевами, а не просителями». Поэтому Дмитрий Сергеевич обращаясь к Президенту РФ писал: «Я глубоко убежден: культура должна быть в общественном ведении в первую очередь и во вторую уже – в ведении государства». Пока власть этого не поймет и не начнет поддерживать деятельность общественных музеев нам не сохранить нашу великую культуру.

ikonka_pdf

Download